Коронавирус
Заражения: 11539, за сутки +138
Выздоровления: 8385
Аптеки Столички_25.11
НН
MajorExpress
Синемастар
Дополнительное образование
Работа
Аптека_Адмирал_ДТ_9.11-9.12
Десяточка_ДТ+МВ_30.11-6.12
07:00, 15 февраля 2019

Афганская война: дело, не доведенное до конца

Вспоминаем один из самых кровопролитных конфликтов конца 20-го века, который завершился ровно тридцать лет назад, 15 февраля 1989 года.

Три десятилетия тому назад, 15 февраля 1989 года, выводом советских войск из Демократической республики Афганистан (ДРА) завершился один из самых кровопролитных конфликтов конца 20-го века. Теперь эта дата вошла в историю, как день памяти воинов-интернационалистов. Корреспондент K1NEWS.RU встретился с костромичами, которые были не только свидетелями, но и участниками тех событий, чтобы поделиться их воспоминаниями. 

Много это или мало – 30 лет? Кому как. У моих собеседников эти события более чем свежи в памяти. Владимир Борисович Чередниченко и Николай Петрович Болкунов – наши земляки, в прошлом выпускники высших пограничных командных училищ, служащие пограничных войск КГБ СССР. Ныне оба – полковники запаса, а еще они – друзья-однополчане, воевавшие в Афганистане в 1982-84 гг.

– Как известно, – рассказывает Владимир, – первые воинские части Ограниченного контингента вошли в Демократическую республику Афганистан в декабре 1979-го, тогда же был взят штурмом дворец Амина – руководителя, не популярного в стране. Основные события стали разворачиваться в 1980-м, а в 1981-м в составе наших войск уже пошли серьезные потери. Командование столкнулись с тем, что использование армейских подразделений в труднодоступных местностях, мелких населенных пунктах не всегда себя оправдывает. Поэтому было принято решение, что пограничные войска должны обеспечить полосу безопасности глубиной в 150 км от границы с Советским Союзом. Ввели мотоманевренные группы, создали несколько застав-гарнизонов, потом пришли к выводу, что этого также недостаточно – есть места, где надо действовать специальными методами. И тогда сформировали десантно-штурмовые маневренные группы (ДШМГ) – Пянджскую и нашу – Восточную – в составе свыше 200 человек, усиленную различными подразделениями и по боевой мощи сравнимую с батальоном. Николай в чине старшего лейтенанта служил в должности начальника 1-й штурмовой пограничной заставы, я был капитаном, старшим офицером разведки подразделения. Базировалась группа в Таджикистане, на границе с Афганистаном. Туда, «на работу», нас впервые бросили в апреле 82-го. Обещали, что будем задействованы три месяца, позже сказали – шесть, потом решили оставить еще на два года…

Основными задачами группы и проводимых ею операций являлась борьба с бандформированиями и обеспечение безопасности наших войск. На место отправлялись вертолетами, а дальше пешком, все оружие – на себе. Сперва вели заданиям счет, но перестали, когда вылеты начали исчисляться многими десятками. Своего рода «пожарная команда» пограничников решала самые разнообразные задачи. Освобождали занятый душманами Ташкурган, участвовали в спасении гражданских специалистов, захваченных в Мазари-Шарифе, зачищали Куфабское ущелье. Попадали в засады и сами их устраивали. В одном из таких рейдов команда из 62 десантников перехватила крупный отряд противника. Из 605 моджахедов уйти удалось только сорока двум, 233 боевика сдались в плен, остальные были уничтожены. Имелись потери и среди наших ребят, в Восточной ДШМГ погиб каждый десятый, а около половины состава получили ранения или перенесли тяжелые заболевания.

Владимир листает специально принесенный толстый альбом. Открывает его командировочное удостоверение от 1982 года о направлении В.Б.Чередниченко «для выполнения спецзаданий». На уже несколько выцветших фото афганцы – военнослужащие, начинающие солдаты, дехкане из местных сил самообороны, которые придавались нашим десантникам в помощь для проведения некоторых операций, еще – сгоревший советский вертолет, подбитый из пулемета моджахедами, хоть в этом случае и обошлось без жертв. Вот небольшой караван, кишлаки в горах. Далее – наши солдаты пьют чай с местными на крыше их дома, здесь бойцы приглашены на афганскую свадьбу, жених и невеста, дети. Такие вот были отношения с жителями – нормальные, дружественные. А на этом развороте – погибшие товарищи, но фотографий переживших «командировки» и благополучно вернувшихся домой в альбоме, слава Богу, куда как больше. На отдельной странице листовка, на которой фото командира ДШМГ (под его началом воевали наши костромичи), белорусского офицера-пограничника, Героя Советского Союза Ивана Петровича Барсукова, получившего награду в 1983-м и уже, к сожалению, ушедшего из жизни. Текст гласит, что в ходе операций личным составом группы уничтожено свыше 1500 моджахедов, более трех тысяч взято в плен, трофеи составили свыше 3000 единиц различного оружия и боеприпасов. И это всего лишь за один год боевых действий.

            Награды есть и у наших воинов-костромичей. Николай – кавалер ордена «За службу Родине в вооруженных силах СССР», Владимир отмечен Красной Звездой. Есть у пограничников и медали, и другие знаки отличия, хотя, как они признаются, вопрос был не в том, чтобы заслужить награды и звания, а как вернуться с заданий живыми.

            – Хотелось бы узнать ваши личные понимания этого события. В частности, кто-то считает Афганскую войну ошибкой или авантюрой. Так ли это?

– Нет! – категоричен Николай. «Мы не можем считать по-другому, – дополняет его Владимир. – Это было правильно, это было нужно и мы зря оттуда ушли».

– Мы могли победить?

– А мы и не проиграли…

– Но и не выиграли!..

– Почему? Весь Афганистан был наш. Города были наши, банды оставались только в отдельных ущельях. Если бы отдали приказ их зачистить, это, несомненно, сделали бы. В последний год мы контролировали границу с Пакистаном, через которую шла вся «подпитка» моджахедов оружием и другим обеспечением. Все было в наших руках…

– Но не дожали! Почему, по какой-то причине?

– Еще в 1985 году М.С.Горбачевым было принято решение о поэтапном выводе войск. Наше твердое убеждение – это было ошибкой

– А что было бы, если бы не ушли?

– Было бы нормальное государство, дружественный нам Афганистан, – говорит Николай. – Хотя, конечно, трудно говорить о том, что могло произойти, получиться могло по-всякому.

– А зачем все-таки туда был направлен контингент? Для создания так называемого «санитарного кордона»? Для обеспечения безопасности наших границ?

– Дело в том, – объясняет Владимир, – что уже тогда было ясно: воинствующий исламизм поднимает голову. Не было секретом, что исламисты строили планы по созданию халифата протяженностью от Объединенных Арабских Эмиратов и вплоть до Свердловска. Потому, атакуя, мы на самом деле защищались. И второй момент – вводом войск мы предупредили развертывание на территории Афганистана американских военных баз.

– Пожалуй, не буду спрашивать у офицеров, как вы восприняли ввод Ограниченного контингента. А вот что означал для каждого из вас вывод войск?

– Я понимал, что отправка войск в Афганистан была необходимостью, – уверен Николай. – Хотя и не предполагал, что впоследствии сам там окажусь. Ведь что делать пограничнику за своей границей? Меня  готовили более к оборонительным, чем к наступательным действиям. Впрочем, мы никогда не стреляли первыми, вот что важно! Касательно нашего ухода, скажу одно – это было чистой воды предательство! Нарушать межправительственные договора, это же преступление перед страной, ее народом!..

– Отправки в Афганистан я не ожидал вообще, – вспоминает Владимир. – Должен был командирован другой офицер, но он срочно «заболел». Ночью мне сказали – завтра утром выезжать! Но уехал спустя два дня, когда отправил домой в Кострому жену и дочь. Ведь и я, и Николай были уже семейными людьми.

Когда мы заходили на территорию ДРА, то верили, что с нашим приходом люди там будут жить лучше, что мы наведем и обеспечим должный порядок, уничтожим эксплуатацию человека человеком, что там имело место, выполним свой интернациональный долг в лучшем его понимании. При этом  мы не устанавливали власть в кишлаках, не назначали в руководители «своих» людей. Для нас было важно, чтобы люди разобрались сами, внутри себя, установили свои правила. Местные нам доверяли, в большинстве своем поддерживали, надеялись на нас. Я был огорчен и расстроен выводом наших войск из страны, было и остается чувство, что мы предали людей. А нас, тех, кто там воевал и трудился, не могу подобрать другого слова, просто «опустили»…

– Как вы полагаете, какие главные уроки и выводы следует сделать по результатам этой несчастливой для нашего государства войны?

– Выводы? – переспрашивает Николай Болкунов. – Я надеюсь и верю, что они уже сделаны. Яркий пример этому – Сирия!

– Вы имеете в виду, что и в Афганистане, и в Сирии следовало бы довести дело до логического конца?

– Любую работу всегда следует доводить до конца, – подводит итог беседе Владимир Чередниченко. – Неоконченных дел вообще быть не должно!

Записал Олег ДЕ-РИБАС

Последние новости рубрики

02:09, 10 сентября 2020

Известная пианистка Ирина Энери (при рождении Ирина Бирюкова) еще подростком посетила Кострому в 1912 году с гастролями – сообщает «Костромская…

02:09, 10 сентября 2020

Костромичи смогут проверить свои знания по истории Великой Отечественной войны — узнал K1NEWS. Международная акция в формате тестирования пройдет 3…

02:09, 10 сентября 2020

Так далеко, дорогие товарищи, в рамках нашей рубрики мы назад еще не «отбегали»! Сегодня у нас в объективе, представьте себе,…

Котлетарь_ноябрь 2020
Адмирал ДТ_30.11-6.12
Главснаб_декабрь 2020_ДТ
Россельхозбанк_с 23.11.2020
Землеустроитель
Подпишитесь на нас в Яндекс Дзен и будьте первыми в курсе всех новостей!
Ваша новость успешно отправлена!
Это окно исчезнет самостоятельно через 3 секунды...