Кострома
Погода в Костроме
Погода в Костроме
-16
пасмурно,
без осадков
  • Ремонт моста
  • Сегодня в кино
  • Лица
  • Туризм
  • Актуально
  • Конкурс «Мясной Гурман» к 23 февраля
  • Билеты на «Мир Конструкторов»
  • фото
    17:30

    Александр Шарифуллин представил эксклюзивные ювелирные топоры

    Выставка «Мужское и женское» порадует и удивит костромичей.

    Новости Костромы

    33
    -25321955 минут назадТорговую сеть обвинили в вызвавшей потасовки скидке на Nutella

    Распродажи шоколадной пасты в конце января привели к давке и потасовкам между пок

    -25321905 минут назадСтали известны претензии UC Rusal к продаже доли Абрамовича в «Норникеле»

    Стала известна суть претензий UC Rusal Олега Дерипаски к сделке по продаже доли Роман

    -25321869 минут назадВ Минюст подали документы для создания «двойника» партии Навального

    Экс-сторонник Алексея Навального подал документы в Минюст для переименования одн

    -25321778 минут назад«Транснефть» получит контроль над крупнейшим портом России

    ФАС разрешила «Транснефти» приобрести долю группы «Сумма» в НМТП (25,05%), что обеспе

    -25321793 минут назадБывших сотрудников подмосковного СК арестовали за продажу вещдоков

    Бывший замруководителя одного из отделов главка подмосковного СК арестован по об

    -25322151 минут назадВ Вашингтоне рассказали о количестве ядерных ракет у России и США

    Американский Госдеп считает, что США и Россия выполняют свои обязательства по Договору о мерах по дальнейшему сокращению и ог

    -25322145 минут назадОлимпийская чемпионка из Белоруссии дала совет российскому биатлону

    Белорусская биатлонистка Дарья Домрачева, ставшая олимпийской чемпионкой Игр в Пхенчхане в эстафете, дала совет российским ко

    -25322103 минут назадУкраинский политолог рассказал о последствиях спровоцированной им драки на НТВ

    Участник массовой драки во время прямого эфира на телеканале НТВ украинский политолог Дмитрий Суворов заявил, что не будет ни

    -25322073 минут назадИлон Маск пояснил ситуацию с упавшей в воду носовой частью ракеты

    Владелец компании SpaceX Илон Маск заявил, что попытка «поймать» для последующего повторного использования носовую часть раке

    -25322067 минут назадВ поезде Москва — Ростов открыли выставку о восстании в Собиборе

    Экспозицию, посвященную юбилею восстания в немецком концлагере Собибор, открыли в поезде Москва — Ростов-на-Дону. Проект орга

    -25322049 минут назадЕвросоюз все же устал от Украины и забрал деньги

    Евросоюз прекращает финансирование проектов по развитию более 10 КПП на западной границе Украины, а часть уже перечисленных д

    -25322039 минут назад«Локомотив» вышел в 1/8 финала Лиги Европы в 20-градусный мороз

    Московский «Локомотив» обыграл французскую «Ниццу» в ответном матче 1/16 финала Лиги Европы и прошел в следующую стадию турни

    -25322027 минут назадУкраинский губернатор обматерил главу Минздрава и всех рассмешил

    Губернатор Закарпатской области Украины Геннадий Москаль на заседании областного совета нецензурно отозвался об исполняющей о

    -25322002 минут назадПосол США в России предпочел пельмени пиву

    Посол США в России Джон Хантсман признался в любви к пельменям со сметаной и предпочел русское блюда пиву. Об этом он рассказ

    -25321988 минут назадПопулярную теорию появления жизни подвергли сомнению

    Ученые Швейцарской высшей технической школы Цюриха выяснили, что некоторые белки гипотетически способны объединяться в самост

    -25321983 минут назадЯпонские путешественники отправились в Оймякон на велосипедах

    Четверо студентов из Киото выехали из Якутска на велосипедах в Оймякон, но один из них, Като Хироаки, попал в больницу с обмо

    Мы в ответе за лосей, которых приручили

    Наука - дело тонкое -Николай Васильевич, а что же происходит с лосеводством? - Происходящее на самых верхах - а наш НИИ сельского хозяйства подчиняется федеральному агентству научных организаций (ФАНО) в Москве - я судить не берусь.  А вот до низов доходит так называемая оптимизация и менеджерское управление наукой. Да, допускаю, что перемены нужны, но нельзя же сбрасывать со счетов человеческое отношение к сотрудникам и  выхолащивать саму суть научного труда. Учёный не может работать строго по указке! Им нельзя руководить административными методами! К счастью, в своё время мне посчастливилось трудиться под началом людей, по-настоящему любящих и созидающих  науку.  - Это о ком? - Прежде всего о Всеволоде Львовиче Бианки, племяннике знаменитого писателя-натуралиста. Чудо человек! Вот на кого я всегда хотел быть похожим. Как-то я оказался в командировке в Сыктывкаре и по своему любопытству заглянул в тамошний университет, где и познакомился с Всеволодом Львовичем, заведовавшим кафедрой биологии. Разговорились, и он пригласил меня поработать над созданием у них зоологического музея. Я и согласился. Кстати, там мне, выпускнику охотоведческого факультета Кировского сельхозинститута, очень пригодились знания таксидеримии, которые получил в Костроме у самого Тяка. ( Владимир Андреевич Тяк-лучший таксидермист нашего края,сотрудник Ипатьевского музея-заповедника. Созданная им коллекция чучел зверей,птиц,рептилий,амфибий и рыб стала основой создания музея природы-автор) Но речь о другом. Знаете, как Бианки проводил заседания кафедры? Приглашал абсолютно всех сотрудников, включая  лаборантов. Сам, а он такой крупный грузный, усаживался  на огромный подоконник, брал сигарету в зубы ("Уж извините, я покурю") и начинал по очереди спрашивать у собравшихся мнение по обсуждаемому вопросу. Причём сначала его интересовало мнение простых лаборантов, а уж потом аспирантов и преподавателей. Даст всем высказаться и осведомляется: "У кого-то ещё возникли соображения?" Почувствовав, что коллеги начинают повторяться, произносит: "А теперь попробую дать общую формулировку всему, что вы сказали".  Но и тут заканчивал непременным вопросом :"Я правильно сформулировал?"  То есть у людей была ещё возможность что-то добавить. Расходились абсолютно все довольные! Бианки как бы поднимал каждого на руках. Все чувствовали свою значимость - от Машеньки-лаборантки  до профессора. Никогда не навязывал своего мнения, не требовал, не кричал. И при все как будто само собой управлялось, руководилось, делалось. Талант! Сам предложил, сам и делай - Что вас привело к лосям? - В газете вычитал, что появилась лосеферма  под Костромой. Вот и приехал после армии, а до этого успел лесной техникум окончить. И работалось мне с Анатолием Павловичем Михайловым, руководителем лосефермы, и его помощницей Полиной Николаевной Витаковой  распрекрасно. Они своё дело любили и знали как никто.  И прирос я к лосям - не оторвать. Даже когда обиделся на начальника и написал заявление об уходе (мне надо было заявление в ЗАГС с девушкой подавать, а  он не отпускал с работы, мол, заменить некому), то ушёл не куда-нибудь, а к Васо Милановичу Джуровичу, который тогда отдел животноводства в НИИ возглавлял и лосями тоже занимался. Посчастливилось поработать и на лосеферме Печеро-Илычского заповедника. А там были такие асы лосеводства - Кнорре, Кожухов! Опыт приобрёл  бесценный. Дальше был Сыктывкар ненадолго. А потом семейные обстоятельства вновь привели в Кострому, и снова в моей жизни появились лоси.  - Какой период в работе с лосями считаете для себя самым интересным? - А тот, когда получилось  собственные научные идеи на практике реализовать. Я по натуре своей не стремлюсь к руководящий должности, а тогда мне сказали: "Сам предложил, сам и делай". Не отвертелся. Но вот тогда-то и удалось на базе лосефермы создать лосиный комплекс. А именно - единую связку науки и практики. Нам разрешили иметь своё охотхозяйство для отстрела волков и частично прибившихся диких лосей (съедают кормовую базу). А главное была внедрена система вывоза групп лосей по лесам и лесосекам. Последнее, кстати, предпочтительней. Это же бездна веток, оставшихся после рубки. А если к тому ж лесосеки огородить переносными изгородями, то и волки не страшны. Два года я занимался этими экспериментами. На их основе можно было дальше развивать лосеводство. И все  бы хорошо, но во времена Ельцина науку, прежде всего в низах, стали закрывать, и на нашем эксперименте была тоже поставлена точка. А сам я тогда заработал инфаркт. Для облученных в Чернобыле предлагали лосиное молоко -Николай Васильевич, а не ошиблись ли энтузиасты, когда решили одомашнивать диких красавцев-лосей? Молока мало, хлопот много. А сколько драм, когда лосефермы прекращают существование, и доверчивые животные становятся лёгкой добычей для браконьеров и хищников... - Всех домашних животных когда-то приручали. В одомашнивании же лосей была своя стратегическая задача, которая приобрела особую актуальность в довоенные и послевоенные годы прошлого столетия. И именно тогда в Печеро-Илычском заповеднике была создана первая опытная лосеферма. Зачем одомашнивать лося? Аргументов "за" множество! Перечислю лишь основные. Лось - коренной наш житель, в отличие от коров, не завезённый. Обитает на всей территории страны, где есть леса. И ему не надо создавать какие-то специальные условия и заготавливать корм, который в сельскохозяйственном животноводстве составляет львиную долю в себестоимости продукции. Изначально лось должен был решить мясную проблему. А потом выяснилась огромная польза молока. Да, надои у лосих маленькие.  Но зато это молоко уникально, и чем больше проводилось исследований, тем больше открывалось его бесценных качеств. Жирность 8 процентов. Редкие свойства белка. И кто мог предположить, что в составе лосиного молока обнаружится в большом количестве фермент лизоцим, который невероятно способствует восстановлению иммунной системы. Не случайно же, когда в Чернобыле случилась авария, то лосеводы  писали в Москву и предлагали использовать лосиное молоко для лечения радиационных больных. Их предложение оставили без ответа, а совершенно зря. К слову, в свете нынешних проблем с суррогатным питанием, безусловную ценность представляет и экологическая безупречность всей продукции, относящейся к лосям. Сейчас молоко с костромской лосефермы закупает и использует в восстановлении больных санаторий имени Ивана Сусанина. И это безусловно добавляет этому учреждению привлекательность. Возненавидел охоту - Одомашнивание лося - процесс долгий? - Долгий, кропотливый и многоступенчатый. Тут своя наука. И если рассказывать, то целая лекция получится. Отмечу лишь один момент, проведя аналогию с воспитанием в СССР. Коллективизм в те времена зарождался, начиная с яслей. С самого раннего возраста ребёнок видел вокруг себя много других детей и взрослых, которые "не мама". Вот эти первые, так называемые импринтинговые впечатления, дают начало коллективизму. Так и у лосят. Когда их отнимают у мам-лосих и начинают приучать к человеку, у них воспитывается  ориентация на группу. И привыкание к человеку, который постепенно становится своим. Вот вам картинка процесса воспитания. Лосята лежат, я подхожу и начинаю перешагивать через них. Вытираю им мордашки. Беру лосёнка за заднюю ногу - тяну и поглаживаю. Это для того, чтоб он потом меня не лягнул. Дальше уже надеваю на него уздечку и веду. Ему неохота, сзади его подгоняют. И так вот потихоньку лосёнок приспосабливается к новым запросам. И чем меньше с животным заниматься, тем больше у него горизонта свободы и меньше шансов на  одомашнивание. - Простите, а лоси вас самого как-нибудь изменили? - Ещё как! Благодаря им я, заядлый охотник, возненавидел охоту и не стал брать ружьё в руки. Был один горький момент в моей жизни, от которого до сих пор не по себе. Однажды от большого начальства пришла "директива" отстрелить на мясо двух лосят. Дело было в феврале, лосята  к тому времени изрядно подросли и напоминали взрослых. Мне жалко их. Попросил егерей, чтоб выполнили эту московскую разнарядку. Они: нам самим жалко. А два юных лося как раз спокойно стояли метрах в пяти от нас. Делать нечего, вскинул я ружьё и выстрелил тому и другому в голову. Расстрелял буквально. И тут на меня от них пошла такая горячая волна...  Руки затряслись, сердце заколотилось, пот градом. Ужасная жалость к убитым лосям буквально поразила меня. Не передать словами того состояния... С тех пор ружьё в руки не беру. Лоси - удивительно красивые и умные создания. Благородные, порядочные. Доходит до удивительного. Когда мы их зимой уводили на лесные делянки, то на оставленные территории другие лоси не заходили, оставляли их нетронутыми. Это как сосед не придёт к соседу без его ведома и не будет хозяйничать в его квартире. Разумеется, такая порядочность не распространяется на мигрирующих пришлых лосей. - Вы автор монографий и учебника по лосеводству, аналога которому, насколько известно, нет. Наработки. Опыт огромный. Неужели вот так можно оставить своё дело? - А вы думаете тем  почти трём десяткам сотрудников, которые ушли из НИИ сельского хозяйства за последнее время, тоже не жаль было своего дела? К сожалению, с современной наукой происходит масса не просто огорчительных вещей, а даже непростительных. Такое впечатление, что её по чьей-то разнарядке, прикрываясь фразами про оптимизацию, просто губят на корню. В каком-то сильно покромсанном виде наука, конечно, останется, да вот какой от неё уже будет прок... -А лосеферма? - Не думаю, что её дадут разорить. Все-таки она стала костромским брендом. Другое дело, что лосеферма изначально замышлялась как площадка для научных исследований. Без этой связки её значимость  уже не та. И вообще, как показывает жизнь, то, с чем мы опрометчиво расстаёмся, потом появляется в других странах. А нам остаётся доказывать, что первыми были мы. Алевтина Новикова. Фото Николая Суворова.

    В деревне Собакино все собаки на привязи

    Барин рощу проиграл  А ещё считают, что тот, кто у них поселится, уже никуда не уедет. Практика показывает. Мол, с сильным магнитом деревня. А на первый взгляд и не поймёшь почему. Ни живописных холмов, ни реки поблизости, да и расположение незамысловато: вся деревня - это одна длинная улица, с обеих сторон которой тянется по ряду домов. И едут люди, и строят великолепные дачные дома. Может, в богатой истории дело? О, столетним липам и даже деревенской дороге есть что вспомнить! А коренным жителям есть что рассказать. От Александра Андреевича Мартынцева и Льва Васильевича Чистова, которые оба что ни на есть коренные - родились и выросли в Собакино, а также от Любови Вениаминовны Мартынцевой, завуча Неверовской школы, где есть небольшой краеведческий музей, удалось разузнать немного о «старине глубокой». Оказывается, дорога, которая проходит по деревне, прежде называлась Екатерининским трактом, поскольку строилась по распоряжению Государыни Екатерины Великой для соединения Ярославля с Костромой. По сторонам её росли ровными рядами берёзы. В памяти о детстве эти толстенные деревья у коренных собакинцев тоже сохранились. (Лет двадцать пять назад была проложена новая трасса, не слишком далеко от деревни, а отсутствие потока машин, мчащихся через деревню, - только благо.) В их деревеньке, как и в соседних – Неверово, Аристово, – располагалась барская усадьба. Но если два неверовских господских дома сохранились (увы, некогда чудесные здания с деревянными колоннами сейчас в плачевном состоянии), то в Собакино от усадьбы остались лишь липовая роща и пруд, дно которого выложено кирпичом. Как гласят краеведческие издания, деревней Собакино Воскресенской волости владели Мещерские, Карповы, А.С. Быкова-Карпова. Существует легенда, что барин (какой именно – не известно) проиграл в карты свою липовую рощу. На месте вырубленной выросли другие липы, но уже не в столь стройном порядке. А ещё известно, что располагалась в деревне большая псарня. Ведь охота была любимейшим господским развлечением. «Барин имел характер с подковыркой, вот и назвал деревню Собакино. Есть у нас такая версия», - услышали мы от наших собеседников.  Самым старинным зданием в деревне считается двухэтажный дом (кирпичные стены нижнего этажа в метр толщиной), в котором проживал дьякон. Вообще-то строился он для батюшки, но тот поселился поближе к храму. Красивый этот храм Воскресения Христова по-прежнему стоит в селе Воскресенское в метрах трехстах от Собакино. Он действующий, службы проходят, детей крестят. А в дьконовом доме, изрядно осовремененном сайдингом, поменялось уже не одно поколение жильцов, обитаем он и сейчас. Раньше барская часть называлась Слободой. Теперь это все одно Собакино, а за слободой по направлению к Воскресенскому вытянулся ряд современных домов, где проживают более молодые жители деревни, чьи дети ещё школьники. Что интересно, некоторые возят их на своих машинах в нерехтскую школу, а не в неверовскую, которая почти рядом. Желание дать своему ребёнку хорошее образование никогда не возбранялось. Вот только были времена, когда о передовой Неверовской средней школе показывали сюжеты на центральном телевидении.   Полдеревни безотцовщины  В прошлом колхозный механик, а ныне пенсионер Александр Андреевич Мартынцев, 1941 года рождения, свое детство вспоминает без всякого умиления. Отец его Андрей Харлампович, которого он совсем не помнит, пропал без вести в начале войны. По рассказам матери, пару месяцев его готовили на парашютиста в Песочном, а потом отправили на фронт. Писем от него не получали. Мать одна поднимала двоих сыновей. «Звали нас в деревне безотцовщиной, а такой безотцовщины было полдеревни. С первого класса уже в колхозе помогали: и на быках поработали, и на лошадях, убирали навоз на фермах и овчарне, ходили за бороной. Зарабатывали свои трудодни, все маме какая подмога». Паспорт колхозник Александр Мартынцев получил только в 1972 году. Даже женился беспаспортный. Когда с женой полетели в свадебное путешествие к родственникам в Среднюю Азию, то ему билет на самолёт покупали по военному билету. А жена у Александра Андреевича - женщина необыкновенная. Из тех, кто коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт. Ибо другая не смогла бы девять лет работать председателем колхоза, а до этого двадцать лет - главным инженером. Сейчас Валентина Ивановна Мартынцева, как и супруг, на пенсии. Живут вдвоём. Как самые лучшие времена вспоминают семидесятые и начало восьмидесятых. «Тогда колхоз развивался, государство помогало со строительством и с техникой. Только тракторов было шестьдесят два, четырнадцать комбайнов. Всего за четыре года у нас тринадцать человек получили среднее специальное образование - агронома, зоотехника, механика. Мы сеяли 175 га картофеля, 225 га картофеля, более двух тысяч га зерновых. Было 750 дойных коров», - без всякой бумажки-подсказки перечисляет бывший председатель колхоза «Мир» Валентина Ивановна. Но и нынешнюю жизнь не ругают. Особенно довольны тем, что выстояло и сохранилось, несмотря на огромные трудности, колхозное хозяйство, которое теперь именуется СПК «Мир». А возглавляет его Сергей Юрьевич Зайцев. «Земля, которая в ведении хозяйства, вся обхожена, приведена в порядок. Труд механизирован, на фермах современные доильные установки. Сейчас они всем, как мы раньше, не занимаются, а только молоком. Приезжает большой молоковоз и забирает надоенное для производства продукции «Данон». Александр Андреевич не понимает тех, кто ругает нынешнюю жизнь. «Значит, они лиха не знали. Может, неважно живётся ещё тем, кто из самой глубинки. А у нас все есть. Отопление газовое, дрова заготавливать теперь не надо, вода в доме, туалет тоже, городские условия. Только в придачу свежий воздух, лес близко. Дорога хорошая и рядом. Лавка передвижная два раза в неделю все необходимое привозит. Нам квартиру давали в Нерехте, а я в городе не могу! Вся эта сутолока, канитель. А вечером что там делать - в домино играть? Здесь же я все время с какой-то да работой. Здоровье вот только бы не подводило...»   Зять из Швейцарии хвалит грибы и просторы  Солидарен с другом детства и Лев Васильевич Чистов. Жизнь свою отработал не в колхозе, а на железной дороге машинистом, водил составы в Шарью, Галич, Рыбинск, Кострому. Жил в Ярославле, но с родиной никогда связь не терял, а теперь и вовсе поселился здесь, благо дети выстроили ему загляденье-коттедж, в просторном холле которого есть даже самый настоящий «благородный» камин. Вместе с дедом сейчас проживает красавица-внучка Катя, дизайнер по профессии, приехавшая из Норильска. И ей, наверное, трудно представить то, о чем рассказывает Лев Васильевич. «В моем детстве деревня наша была кромешно бедной: маленькие избушки, крыши по большей части соломенные. Особо тяжело жилось семьям, где кормильцы погибли на войне. Многие мои друзья в школу босиком ходили, потому что не в чем было. Школа и спасала - кормила, одевала». Самому Лёве и его братьям-сёстрам жилось полегче, поскольку их отец был «единоличником», - так называли тех, кто в колхозе не состоял. А работал Василий Чистов путеобходчиком на железной дороге, где исправно платили зарплату, даже в военные годы. А ведь именно он был в своё время первым председателем колхоза имени Чапаева в деревне Собакино. Как говорит до сих пор народная молва, его арестовали в середине тридцатых годов за то, что выдал колхозникам часть зерна до завершения сдачи государству. (Любопытный факт: амбары, построенные ещё в XIX веке, в которых потом хранился колхозный хлеб, впоследствии были перевезены и установлены в музее под открытым небом «Ипатьевская слобода».) Сын же его рассказывает, что это был лишь предлог. А настоящая причина в другом: на строительстве зерноэлеватора в Рыбинске требовалась рабочая сила, лучше бесплатная. В Нерехту пришла разнарядка. Не случайно же отца отправили именно на эту стройку, а не на десять лет в Северный Казахстан, как троюродного брата, который опрометчиво понасмешничал в нерехтском магазине насчёт пустых прилавков. К тому же Василий Чистов не числился врагом народа, его двухлетнее пребывание на стройке называлось принудиловкой. По возвращении домой ему вновь предложили возглавить колхоз, но он от греха подальше нашёл работу на железной дороге. Что до Льва Чистова, продолжившего железнодорожную династию, то ему нынешняя жизнь в деревне очень по душе. И его зятю из Швейцарии, который по-русски не говорит, - тоже. В Собакино он бывал и признавался в симпатиях к этим местам: «Здесь свобода! Простор! А у нас всюду горы да горы». Особенно швейцарцу в русской деревне нравится ходить за грибами.    Хаски, алабай и просто Малыш  Однако что за поездка в канун года Собаки в деревню Собакино без рассказа о собаках? Они здесь не бродят во множестве и не лают из-под каждой подворотни. Вот у супругов Мартынцевых в настоящее время вообще нет никакой живности. А раньше и скотины был полный двор, и собаки водились. У Льва Васильевича Чистова в доме живут два породистых четвероногих. Хаски по имени Мальвина подарил Кате её друг. Маленьким щенком была увезена в Норильск, а вернулась на родину уже роскошной красавицей, причём в багажном отделении самолета и разными рейсами с хозяйкой. В сравнении с Мальвиной воспитанник Льва Васильевича Тимоха смотрится крохой. Но он больше и не вырастет. Порода такая. Правда, название её хозяин запамятовал, а наши познания по части собачьих пород скромны. Тима перешёл в надёжные руки Катиного дедушки после ухода из жизни прежнего его хозяина. Самая большая собака в Собакино - алабай, который служит верой и правдой Владимиру, перебравшемуся на жительство в эту деревню из Костромы после перенесённого инфаркта и занявшемуся разведением скота. Однако увидеть чудо-пса нам не удалось, поскольку хозяин, как нас уведомили, дома отсутствовал. Зато познакомились с псом Малышом - крупным, черным и кудрявым. Его прошлой весной щеночком семья Чипуриных взяла из костромского центра передержки животных, как утешение после гибели под колёсами машины прежней собаки. Подрос, однако! В Собакино Чипурины перебрались в девяностом году из Таджикистана, где тогда было очень небезопасно. Дмитрию, как и его родителям, деревенская жизнь по душе: «Спокойно, тихо...» Когда после общения с жителями мы шагали по «екатерининскому тракту», то уже на все смотрели другими глазами. И на липовую рощу, и на барский пруд. И нам, в общем-то, посторонним людям, было почему-то радостно оттого, что вся деревня в последнее время дружно выходит на субботники по наведению красоты и порядка в этом элегическом уголке, напоминающем о тех, кто заводил псарни, сажал аллеи, жертвовал на строительство храмов, проигрывал в карты рощу. Теперь важно, чем запомнят уже их, нынешних. На окраине деревни навстречу нам попалась одна-единственная свободно разгуливающая собачка, да и та с ошейником. Алевтина НОВИКОВА. Фото Николая Суворова.  

    Характер блокадный - стойкий

    Барышня-крестьянка С городом на Неве тесно переплетена судьба её рода. По семейным рассказам,  дед - отец мамы - был дворянского рода и служил ректором Смольного института благородных девиц. Бабушка - выпускница этого учебного заведения. Она говорила на десяти языках, объездила всю  Европу. Семья владела поместьем Бортниково, что между Галичем и Судиславлем. Мама -  Катенька Мацулевич и сестра её Дина со своими гувернантками каждое лето проводили в Костромской губернии. Во время революции усадьбу сожгли,  а в уцелевшем строении была устроена школа, где  Катя Мацулевич работала учительницей. Её жених - инженер из  дворянского рода  Перелешиных умер в войну от тифа, и позже она вышла замуж за "простого" - сына деревенского старосты. Так что корни у нашей героини дворянско-крестьянские. Её брат Владимир родился в деревне Шестаково, а вот Леночка уже в Ленинграде, куда её родители перебрались в середине двадцатых.     "Ты что же домой не едешь, ведь война!" "Каким было моё довоенное детство? Да, наверное, хорошим. Мы очень дружили с братом, под его приглядом я и росла. Что он, то и я. У него военные интересы, и у меня тоже. Записалась в досаафовский кружок в Доме пионеров на Невском проспекте, где нас учили азбуке Морзе, перевязывать раненых и стрелять из винтовки. Несмотря на то что сильно болело плечо от отдачи, стрелять мне очень нравилось. И я была метким стрелком, наш руководитель Леонид даже говорил: "Скоро меня перегонишь". 21 июня Лена уехала в гости с ночёвкой к тёте Дине и её дочкам - они жили за Невской заставой. В воскресенье утром  девочки отправились за цветами в пригородные луга. Слышали  выстрелы и подумали, что идут ученья. Вернулись уставшие и легли спать. Разбудила приехавшая мама: "Ты что же домой-то не едешь, ведь война! Девятый дом разбомбило..." Отца, чьими руками были отделаны под красное дерево магазины на Невском проспекте (он имел специальность маляра-художника), призвали на второй день войны. И скоро он погиб. Семнадцатилетний брат Вова, окончивший ФЗО, ушёл добровольцем 1 июля. От него было всего одно письмо, в котором сообщал, что его направляют в Гжатск учиться на разведчика. И больше никаких вестей. Маму постоянно посылали рыть окопы.   Петербург - город каменный... Как выживали люди в блокадном Ленинграде, не осознать нам, сегодняшним, и не понять было в полной мере живущим в городах, где полно деревянных построек. Петербург - каменный. И когда нечем топить, нет электричества и водоснабжения, то город превращался в холодный и тёмный каменный мешок, где непостижимым образом сохранялась жизнь. С первого же дня войны у магазинов выстраивались огромные очереди. Но в августе-сентябре голода ещё не было. Ещё удавалось купить картошку. И поначалу больше всего люди боялись бомб, сыпавшихся с немецких самолетов. "Бомбили без конца. По маминому наказу я брала рюкзачок с документами и спускалась по тревоге в бомбоубежище. А это всего-то подвал нашего дома, где жильцы хранили дрова. И такая толчея - бежали с детками из всех подъездов. А потом я перестала спускаться, будь что будет! Тем более недалёко от нас разбомбили несколько домов вместе с такими "бомбоубежищами".   Спасительница протухшая ботва До сих пор благодарит маму за предусмотрительность. Сама - на рытьё окопов, а дочке-шестикласснице наказывает, чтоб съездила  на пригородные колхозные поля за капустными листьями и свекольной ботвой. "И мы ездили с Веркой из нашей школы. Поля охраняли мальчишки-ремесленники с ружьями, но мы знали, что они незаряженные. Кричат нам: "Стой, стрелять буду!", а мы: "Стреляйте!" Быстро наполняли свои сумки ботвой (корнеплоды и кочаны не трогали) и наутёк. Эти зеленые запасы мама шинковала и складировала в картонную коробку. Но рассол  весь стек, и получилась полусгнившая масса, которая ужасно благоухала протухшим яйцом. Соседи из нашей коммуналки требовала, чтоб я "эту вонь" выбросила. А я: ни за что! В самый страшный голод, который был в ноябре, я брала её в рот, жевала и проглатывала. Когда есть что пожевать, то это спасение. Подружка со двора просила: "Дай  хоть ложечку листиков, ты же таскала". А мне жалко! "Я тебя звала с собой, почему не ездила?" Она продолжала просить, и я давала понемножку. Но эта девочка потом все равно умерла".   В конце осени мать, совершенно истощённую и обессиленную, положили в госпиталь. Лена осталась одна. Каждый день ходила к своей маме, и та до последнего её наставляла. "Доченька, дели хлеб на три части и съедай утром, в обед и вечером". Но Лене это никак не удавалось, 125-граммовый паёк исчезал моментально. Мама посоветовала поискать в разбомбленных домах печку-буржуйку. И однажды девочке повезло. Какие-то деревянные щепки находила тоже в руинах. Но буржуйка не спасала. Морозы в ту первую блокадную зиму лютовали. Чтоб уснуть - опять же по маминому совету - делала себе норку из перинки, папиного и Володькиного пальто, оставляя лишь маленькую дырочку, чтоб можно было дышать. Спать не давали вши. "Ни мыла, ни воды горячей - вши просто роились, чесалась до крови". "Вот бы Леночка принесла какую-нибудь кошечку, мы бы её съели", - мечтал сосед дядя Коля. Какие кошечки! Никаких домашних животных в городе не осталось. Необыкновенным лакомством ей вспоминается сваренный тётей Липой, маминой подругой, студень из кожаного ремня. "Она его долго вываривала, и получилась такая вкусная-вкусная слизь".   Склад мертвецов   Трупы на улицах давно перестали пугать. Однажды ночью, когда пошла занимать очередь за хлебом, наступила в темном парадном на чьё-то тело. Возвращалась, когда было уже светло, и увидела, что это мертвый моряк. Тетя Аня, повар-пенсионерка из соседней комнаты, нарубила комнатные цветы, сделала котлетки, поела их и умерла - отравилась. "Умерли Бубновы на четвёртом, Сергеевы на третьем этаже. Хоронить некому. Соседи завернут во что-нибудь, завяжут и - во двор. А оттуда их должен убирать дворник". Отправившись как-то на разведку в школу (учат ли ещё?), Лена обнаружила на пустующей прежде строительной площадке высокий забор. Ворота были открыты, она вошла... и застыла на месте. Сваленные с грузовика трупы лежали огромной кучей, их зачерпывал стоящий кран и как дрова перебрасывал на высоченные штабеля из мертвых людей. К ней подбежал какой-то военный: "Ты чего здесь делаешь! Марш отсюда!" В школу она не пошла, уже был апрель, и ей казалось, что запах из склада мертвецов распространялся повсюду. "Не расстраивайся, дочка, всех когда-то похоронят", - утешала мама. Ходили разговоры, что, во избежание эпидемии, трупы вывозили за город и сжигали в церквах. Мама умерла в середине апреля.     "Стреляю, и не хуже тебя"    Лена от детдома категорически отказалась. Её устроили в ФЗО при заводе. Но поучиться толком не успела. Вышел приказ Жукова об отправке на месяц учащихся из ремесленных училищ в воинские части. "Нас погрузили на машину и привезли на оборонные рубежи на Синявинских высотах. Командир выходит: "Это помощь?! Мне не нужен детский сад! Всех обратно!" А наш мастер указывает на меня: "Вот эта девочка стрелять умеет". В общем, в части оставили только троих - двух мальчишек и меня". Убедившись, что худющая глазастая девчонка действительно меткий стрелок, стали готовить из неё снайпера. Командир Абрамов Николай Фёдорович, у которого жена и дети погибли под бомбежкой в Ленинграде, по-отцовски её опекал, подкармливал (что за снайпер, который еле ноги волочит) и учил тонкостям нового дела. "Снайпер - это либо ты, либо тебя", - говорил ей. Вспоминает: "Дадут мне цель. На дерево залезу и, как только сделаю выстрел, сразу же скатываюсь вниз, не медля ни секунды. Потому что у немцев была такая оптика, что засекали и реагировали мгновенно, а у нас такой не было. В кровь исцарапанную, но живую меня откапывали из снега два солдата, специально приставленные командиром".  О том, что ремесленников призывали только на месяц, никто не вспомнил, и Лена вернулась в Ленинград только после полного снятия блокады. В её комнате была заселена деревенская женщина с пятью детьми. Хождения по исполкомовским кабинетам обещали быть долгими. И девушка, которую настойчиво звала к себе "кока", сестра отца из деревни Шестаково тогда Галичского района, отправилась поездом  в Кострому, захватив с собой только несколько фотографий из большого, окованного металлом семейного альбома. И это уже совершенно отдельная история, как и её долгая последующая жизнь, в которой было и большое счастье и большое горе. Боевая медаль "За оборону Ленинграда" нашла её спустя сорок лет после представления к награде.     Елена Александровна Семянникова, похоронившая двух сыновей и мужа, уже давно живёт в Костроме, где её многие знают. Характер у женщины блокадный - стойкий. Для неё стали личным долгом выступления перед школьниками и студентами. И когда рассказывает, что претерпели и выдержали юные ленинградцы, сверстники её слушателей, то никто не расходится и после звонка на перемену. Одиннадцать лет добивалась установки монумента  детям-блокадникам, эвакуированным в годы Великой Отечественной войны в нашу область. Трёмстам из них врачи не смогли помочь, настолько они были истощены. Ради памяти этих детей Елена Александровна отправилась даже в Москву в Администрацию Президента. Добилась-таки. И каким бы ни было её здоровье, ежегодно в День снятия блокады Ленинграда она приезжает к этому монументу. Алевтина НОВИКОВА. Фото Николая Суворова и из архива Е.А. Семянниковой. «Костромская народная газета» - №5 от 31 января 2018 года