Кострома
  • Ремонт моста
  • Сегодня в кино
  • Лица
  • Афиша Костромы
  • Туризм
  • Актуально
  • Наши спецпроекты
  • Сырное меню
  • фото
    13:25

    «ВАЗ» заехал под фуру: два костромича погибли в жуткой аварии

    Всему виной – несоблюдение дистанции.

    Новости Костромы

    33
    -25629665 минут назадВ Челябинске ввели режим повышенной опасности из-за мусорного коллапса

    Из-за отказа ряда компаний вывозить мусор на новый полигон в Челябинске произошел

    -25629654 минут назадШпорт прокомментировал свое поражение на выборах в Хабаровском крае

    Проигравший выборы губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт поблагодарил про

    -25629618 минут назадПутин решил не ехать на саммит АТЭС в Папуа — Новую Гвинею

    Владимир Путин не поедет на саммит АТЭС в Папуа — Новой Гвинее, который пройдет с 1

    -25629583 минут назадЭксперты предупредили о бреши в операционных системах Windows

    В операционных системах Windows обнаружена уязвимость, из-за которой злоумышленники

    -25629603 минут назадРекрутеры назвали рекордной разницу в зарплатах в России

    Компаниям остро не хватает специалистов по определенным позициям: работодатели г

    -25629694 минут назад

    Решение о взыскании с пассажира, из-за действий которого авиакомпании «Победа» пр

    -25629722 минут назадСерийного насильника поймали благодаря сайту по поиску родственников

    Американские полицейские поймали давно разыскиваемого маньяка, который за 15 лет изнасиловал 12 женщин. Информацию о ДНК прес

    -25629717 минут назадРаскрыт секрет идеальной фигуры Меган Маркл

    Британские модные эксперты объяснили, каким образом Меган Маркл удается идеально выглядеть в любой одежде. Дело в том, что же

    -25629712 минут назадПредставитель Израиля отказался комментировать поставку С-300 Сирии

    В посольстве Израиля в России не стали комментировать решение РФ передать сирийской армии зенитный ракетный комплекс С-300. Р

    -25629709 минут назадРоссийские «адмиральские корабли» достроят с украинскими турбинами

    Только четвертый российский фрегат проекта 22350 «Адмирал флота Советского Союза Исаков» получит полностью российскую силовую

    -25629706 минут назадРоналду проигнорирует вручение наград ФИФА

    Португальский нападающий «Ювентуса» Криштиану Роналду не посетит церемонию вручения наград Международной федерации футбола (Ф

    -25629704 минут назадМайский указ Путина оказался под угрозой срыва

    В России за год ухудшилось качество государственного управления, следует из результатов исследования Всемирного банка. Улучше

    -25629701 минут назадВрезавшееся в пирс судно отрезало курильский остров от большой земли

    Жители острова Парамушир оказались отрезаны от большой земли после того, как последнее соединявшее его с материком судно «Гип

    -25629694 минут назадШойгу вспомнил об отказе поставить Сирии С-300 по просьбе Израиля

    В 2013 году Россия договорилась с Сирией о поставке ракетных систем С-300. Комплексы были готовы к отправке, а сирийские воен

    -25629694 минут назадПрезидента Молдавии отстранили от власти

    Президента Молдавии Игоря Додона временно отстранили от власти. Конституционный суд страны счел его повторный отказ утвердить

    -25629688 минут назадШутка рассорила тысячи пар и привела к 17 разводам

    Шотландский комик Дэниел Слосс (Daniel Sloss) заявил, что одна из шуток в его последнем шоу привела к распаду четырех тысяч п

    -25629686 минут назадКристина Орбакайте переедет в США

    Российская эстрадная певица Кристина Орбакайте переезжает в США на постоянное место жительства. Об этом рассказал источник из

    На трезвую голову

    Подальше от собутыльников Импровизированная столовая под березкой в микрорайоне Малышково «открывается» по воскресеньям в 11.00. Сарафанное радио уже заработало, и желающие бесплатно подкрепиться заблаговременно подтягиваются. Еда простая, но вкусная. Гречка с колбасой и подливой, хлеб, компот... А кто же здесь благотворители? Молодого крепкого мужчину с «боксерским» носом звать Павел, он - руководитель костромского филиала общественной организации «Преодоление». Таковая существует практически по всей стране. Собеседник сетует, что в отношении организации навязывается предубеждение: - Чего только не говорят, что и секта у нас, и трудовое рабство. Абсурд! Силой у нас никто никого не держит. Многочисленные объявления, расклеенные по Костроме (в том числе возле помоек, куда как на работу ходят их потенциальные подопечные), визитки, раздаваемые на улицах, обещают реальную помощь людям, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию, в том числе - оставшимся без определенного места жительства. И анонимную помощь - зависимым от наркотических веществ и алкоголя. От игромании - тоже. По словам Павла, филиалы «Преодоления» находятся в разных городах. И это хорошо: для освобождения от пагубных пристрастий человеку лучше поменять место жительства. Подальше от дружков-собутыльников и наркоманов. К тому же контингент «Преодоления» мало что держит на насиженном месте: жильё потеряно, родственники отвернулись. Павел все это знает не понаслышке, на себе испытал: - Ну, вот и вы туда же - про деньги спрашиваете! Почему-то именно это всех сильно интересует, а не само наше дело. Нам помогают многие организации продуктами питания (одна костромская частная пекарня на выходные снабжает наивкуснейшими пирожками), другие за выполненную нашими ребятами работу оплачивают наши коммунальные услуги. А для нас это — трудотерапия. Встретиться со своей головой  Волгоградский парень Павел Бачериков поднялся «по служебной лестнице» в реабилитационном центре с самых низов. В буквальном смысле. Падать ниже было уже некуда. Алкоголь, наркотики, криминал. «Если б не организация, то на белом свете меня бы точно не было». Шесть лет назад какие-то верные слова ребят из реабилитационного центра все-таки дошли до остатков его здравомыслия. Восстановившись, сам активно включился в дело, в пользе которого не сомневается. Уже не в одном городе с нуля создавал филиалы. Подобные истории и у других моих собеседников. Иван, которому двадцать с небольшим, год назад не выбросил, а засунул в карман визитку, протянутую ему на улице. И когда сильно припекло, она его выручила. Если и были какие сомнения, то подумал тогда: хуже не будет, да и что с меня взять? Несмотря на юный возраст, парень имел большие проблемы с алкоголем, родственниками и жильем. Далекие планы сейчас не строит: - Для начала надо встретиться со своей головой, определиться, что в жизни мне надо. Я сейчас не курю, совсем нет тяги к алкоголю. Друзей приобрёл в разных городах, ведь организация у нас большая. Раз в месяц собрания проходят общие, люди приезжают, о своей жизни рассказывают. Я вот никогда не думал, что сам буду другим помогать. И взамен ничего не ждать. А насчет эксплуатации, про которую спрашиваете... Придумать можно и не это! Если мы живем в материальном мире, то почему не должны работать? Как иначе, если организация у нас общественная, не на бюджете сидит. И никого силой здесь не держат. Будь по-другому, я бы вас сейчас просил полицию вызвать, а не гречку в тарелки накладывал. Юрий, что постарше, до Костромы год провёл в саратовском православном реабилитационном центре, был одним из руководителей. Как рассказывает, ушел «в мир» на выходные и не вернулся. «Смутили меня соблазны». Чтоб не пропасть, снова попросился в восстановительный центр, теперь в Костроме. Признаётся, что держать себя в руках у него получается только в организации, где есть поддержка. Синяк под глазом - память о недавней разгульной жизни «в миру». Хозяева в курсе, соседи боятся Точный адрес костромского филиала восстановительного центра «Преодоление» Павел особо не афиширует: - Если б город выделил нам какое-нибудь отдельно стоящее заброшенное, но пригодное для жизни помещение, мы сделали бы ремонт и спокойно занимались своим делом. И тогда хоть каждый день приходите - смотрите. А сейчас жильё приходится снимать. У нас большая квартира в Заволжье и частный дом с садом неподалёку от Берендеевки. Хозяева в курсе, кто их квартиросъёмщики, но соседи, если узнают, могут скандал устроить, якобы бомжи поселились! А у нас везде порядок. Чистота - требование неизменное. Каждый, кто живет у нас в центре, в обязательном порядке проходит в поликлинике флюорографию и проверку на инфекционные заболевания. Если у кого-то хронические заболевания, решаем вопрос с лекарствами. Восстанавливаем утраченные документы. Ну, о каком притоне речь!» О правилах жизни в центре «Преодоление», о своей собственной жизни   и своем преодолении рассказала красавица Анастасия, супруга Павла. Молодая женщина не скрывает своего неприглядного прошлого. Имела зависимость от наркотиков, да такую, что родители попросили родную дочь уйти из дома. А до этого безрезультатно лечили в дорогих клиниках, платили большие деньги. Впереди маячили две дороги: в могилу от передоза или в тюрьму за те же наркотики: - И тут мне на глаза попалось объявление с обещаниями помочь. Мне сразу сообщили о требованиях: нельзя ни курить, ни пить, ни колоться. И что место пребывания будет подальше от дома. Из родного Владивостока я попала в Хабаровск. Павла встретила там, он был руководителем, а я человеком, которому дали время разобраться в себе. Все казалось абсурдным: почему должна кого-то слушать и что-то делать по указке? С какой стати! И все-таки хватило ума прислушаться. Постепенно меня научили считаться с другими людьми, чего я раньше и не думала делать. Люди с зависимостью, скажу я вам, самые большие эгоисты на свете. Вот и сегодняшняя акция, прежде всего, для того, чтобы наши новенькие учились отдавать - своё время, своё внимание. Соломоновы притчи и каша с маслом У Анастасии и Павла уже двое детей - сын и дочка. Трехлетний Ерофей Павлович (назван в честь основателя города, их познакомившего) отдыхает на Японском море у бабушки во Владивостоке, а улыбчивая кроха Злата - у мамы на руках. Семья Бачериковых проживает вместе со всеми в большой съемной квартире, где у них отдельная комната. - Настя, в чем смысл вашей «терапии»? - Просто строим свою работу на живом опыте. Тот, кто прошёл путь преодоления зависимости, может поделиться с теми, кто ещё только в начале этого пути - подскажет, поддержит. - Как обычный день складывается? - Подъем в семь часов. По утрам читаем молитву «Отче наш» и одну из глав Соломоновых притчей. Это для того, чтобы человек просто задумался о чем-то важном, а не только о суетном. Каждый высказывает своё мнение. Но это все по желанию. На завтрак у нас всегда каша и чай с бутербродом. Обговариваем планы на день и отправляемся заниматься своими делами - общественными и трудовыми. Девушки наводят порядок, готовят пищу. Ведь не все умеют! У нас была пятидесятилетняя женщина, которая к своим солидным годам не научилась суп готовить. Или забыла, как это делается... Передвигаются по городу все свободно, без «грозного» сопровождения. Ну, кому нужны эти сплетни про «рабство»! Вечером сообща подводим итоги дня. - А если человек признается, что вот-вот сорвется? - В силу своего опыта я уже вижу, что кто-то на грани, и сама подхожу и спрашиваю, что с ним такое. В этой ситуации надо просто разговаривать. У нас не религиозная организация, но духовная созидательная сторона, духовные основы в ней присутствуют. Часто люди попадают в зависимость от алкоголя и наркотиков из-за того, что только разрушали - внутри себя, вокруг себя, а не созидали. На сегодня в нашем центре около двадцати человек. Это те, у кого есть шанс. Вот взять Ваню, Алёшу и Иру, по ним видно, что они восстановились. У них получилось. Но не все готовы признать, что заблудились в жизни, и уж тем более - отказаться от привычки к разгулу. И помочь таким крайне трудно. - Настя, а вам не хочется своей квартиры, собственного семейного уклада? - Хочется. Я же понимаю, что у нас двое ребятишек и им необходимо нормальное детство и своё детское пространство. Но всему своё время. + + + Большого наплыва желающих бесплатно перекусить в импровизированной столовой у церкви не наблюдалось. Тем не менее каша потихоньку заканчивалась. Кто-то был не прочь прихватить её с собой в целлофановом пакете. Подходили те, кто просил милостыню у ворот храма. И те, кто отстоял службу. Вторые - ради любопытства. Три интеллигентные дамы, подробно расспросив Павла о происходящем, поблагодарили его за доброе дело и пожелали Божьей помощи. Отведали каши несколько человек из числа проживающих в соседнем доме-интернате для инвалидов и престарелых. И не потому, что голодные. Мол, чего не подкрепиться про запас, если предлагают. В знак благодарности один из них стал читать стихи - свои и Есенина. Молодой бездомный Сергей не просто съел свою порцию, но и визиточку, которую ему дали организаторы акции, положил в карман. Судя по тому, что через несколько дней я снова увидала его на улице среди подвыпившей затрапезной компании, с реабилитацией он не торопился. Да ведь и не зима на дворе... Алевтина НОВИКОВА. Фото автора.

    Гром и молния на наши головы

    В Ильин день забудьте про покос  У меня с грозами свои счёты. Отец мой, Илья Алексеевич, и брат Володька лишь чудом остались живы после поражения молнией. Случилось это как раз в Ильин день в далеких восьмидесятых. Тогда ещё народ в сёлах держал коров, и летом все торопились управиться с покосом. В тот день мы до первых капель успели сгрести высохшую траву и сложить её в высокий  стог. Павел, младший брат, повёз нас с сестрой на мотоцикле («Урал» с коляской) домой, а папа с Володькой остались поджидать его под новоиспеченным стогом. Грохотало, хлестал ливень. Наш «Урал» застрял в поле и заглох. Мы побежали домой, а Паша остался. На душе, помню, было неспокойно: как он там под открытым небом возле железа  в такую страшную грозу. Спустя какое-то время к нам домой прибежал сосед: «У вас отца и Вовку убило молнией. Бегите за «скорой помощью!» Как сумасшедшая мчалась я в больницу, беспрестанно повторяя вслух: «Этого не может быть, Господи! Этого не может быть...» Как назло водитель «скорой» оказался изрядно выпившим, и это чудо, что мы не перевернулись на машине, которую беспрестанно заносило из стороны в сторону по размокшей дороге. Когда я увидела бесчувственные тела отца и брата в обгоревшей одежде, то ноги мои подкосились. Смутно помню, как маленького росточка  врач Елена Игнатьевна стала суетиться возле них. Чувство реальности  вернулось, когда я услышала стоны. Они принадлежали отцу и брату! Они живы!!!  Оказывается,  наш мотоцикл заглох во спасение.  Паша, оставшийся возле него, заметил на покосе столб огня и дыма  и бросился туда бежать. Это он в одиночку вытащил отца и старшего брата из полыхающего стога. Сам потом удивлялся, откуда взялись силы, ведь оба были весом под центнер... Как страшно они кричали в сельской больнице! До сих пор перед глазами: папа и брат лежат вниз головами на кушетках, их спины все в красной росписи, - следы молнии, прошедшей по кровеносным сосудам. Потом их отвезли в областную больницу, откуда вернулись уже на своих ногах. Из-за полученной контузии оба стали хуже слышать, но это уже было сущим пустяком. Главное - живы! Тогда нам все говорили, что это просто невероятное везение. Настоящее чудо! Ведь молния просквозила их обоих насквозь и ушла в землю. В сенях на гвозде у нас долго висела папина кепка с рваной дырой. То был след от молнии, которая вошла ему в голову. Брату же она вошла в шею. С тех пор, подоспела гребля сена или нет, отец никогда 2 августа, в свои именины, на покосе не появлялся. И никого из нас не отпускал. С Ильей-пророком шутки плохи.  Самогонщики горят не от грозы  Гроза - красива и страшна. Пронесётся, наделает бед, наломает дров и установится в природе невероятная тишь и озоновая свежесть. Раньше люди относились к ней благоговейно, сложилось немало интересных примет. Немало жутковатых, даже мистических историй и случаев про грозы рассказывала нам наша баба Катя. Однажды в их деревне от грозы выгорела целая улица. По её словам, молния угодила в дом, где проживала нечистая на руку бабенка. Под стать ей был и муженёк. Мол, где бы ни работали, все тащили домой. «И на что им было столько сбруй и хомутов! Вот ведь хватущие!» Молния угодила в их избу, спалила все их добро вместе с наворованным, а заодно и пять соседних домов. Ветер перебрасывал пламя с одной деревянной постройки на другую, и улицы как не бывало. Наша бабушка Екатерина Ивановна считала, что гроза воздает людям по заслугам. Но в данном случае  её теория о воздаянии природной стихии за грехи человеческие разбивалась в прах: а погорельцы-то из других пяти домов чем виноваты? Когда в нашем селе во время грозы вспыхнул дом, хозяева которого варили самогон, она тоже вспомнила про кару небесную. Однако, как выяснилось, причиной пожара послужила не молния, а какая-то «технологическая ошибка» при домашнем производстве первача. Бывают же совпадения... Молния убила Нюрку, перебила все горшки  Рассказывала баба Катя, что в старину людей, поражённых молнией, закапывали в землю, вернее, присыпали землёй, чтоб из них «вышел ток». Особое впечатление у меня осталось от истории о молодой девушке, которая во время грозы стояла возле открытого окна. «Ей мать ещё сказала: «Нюрка, закрой окно, молнию призовёшь!» А она в ответ только посмеялась. Мол, ничего не будет. Только сказала это и упала, огненным шаром поражённая. Это была шаровая молния, которая Нюрку убила и поплыла мимо её матери, разбила все горшки на кухне, выбила в печке заслонку и пропала. Пробовали Нюру оживить, присыпали землёй среди гряд в огороде, но все зря. Хоронили её в самом лучшем платье из  приданого. Осенью она собиралась идти замуж за Яшку из соседней деревни. Как сильно он по ней убивался, руки хотел на себя наложить, да люди не дали». В старые времена существовали насчёт грозы поверья. Например, нельзя было во время громовых раскатов смеяться, озорничать, а ещё нельзя было есть, потреблять пищу. По рассказам бабушки Кати, у одного её «поперечного» родственника во время грозы неведомая сила вырвала изо рта огурец, а самого его уронила с лавки на пол, да с такой силой, что он не сразу пришёл в себя. С тех пор этот малый не только во время разгула стихии не подходил к столу, но и никогда не садился за трапезу, не перекрестив лба... Нынешние приметы куда более понятны: не включать во время грозы бытовые приборы, не пользоваться электронными гаджетами, не разговаривать по телефону. То, что надо держаться подальше от водоемов (вода - хороший электропроводник), высоких деревьев, - было известно и в старину. А вот вера в оживление поражённых молнией с помощью присыпки землёй до сих пор кое-где жива, несмотря на то что медицина данный способ реанимации категорически отвергает как заблуждение.  Перун, Тор и Зевс - все еще громовержцы?  В процентном соотношении с другими причинами возгораний молния не такая уж большая виновница.  Но в печальные сводки пожаров попадает ежегодно. По данным регионального МЧС, в минувшем 2017-м от молнии пострадали три дома, в нынешнем - четыре. Два года назад в начале лета  без крыши над головой осталась многодетная семья Топоровых из деревни Костенево Никольского сельского поселения. Мне привелось тогда побывать на месте происшествия, поговорить с хозяевами и соседями. От просторного двухэтажного дома, который супруги Александр и Ольга с нуля возводили собственными силами, отказывая себе во многом, огонь оставил лишь стены первого этажа, все, что не сгорело, было напрочь испорчено водой. Начался пожар из-за ударившей в угол строения молнии, когда женщина и трое детей находились дома. Грозы-то настоящей как бы и не было: сильный короткий дождь, да и громыхало уже вдали. «И тут как будто взорвалось что-то наверху! Дом весь сотрясся. Вышибло и разорвало ресивер, из розетки вылетел шнур. Стоим оглушённые, ничего не понимаем. Сын заплакал, я к щитку - отключать, а тот уже оплавился. Тут звонит сосед Алексей: «Горите!» Выскочили на улицу: верхний угол дома дымится...», - рассказывала  Ольга. То, что возгорание тогда можно было ликвидировать в зачаточном состоянии, утверждали тогда многие очевидцы пожара. Но своевременно приехавшие пожарные не могли обесточить горящий дом... Но речь сейчас о другом. Помню, Александр Топоров, который на момент происшествия, находился в Подмосковье, где занимается строительством, позже сетовал: «Сам в чужих особняках устанавливаю громоотводы, а в своём доме не сделал...» Прошло два года, дом мужчина заново отстроил, но пережитое не забывается. Топоровы до сих пор с великой благодарностью вспоминают, как в беде им помогали люди - соседи, друзья, бывшие одноклассники и однокашники по институту, односельчане, взрослые и школьники (последние помогали убирать мусор после пожара). Готовя этот материал, я вспомнила сказанное Александром про громоотводы и решила ему позвонить и порасспросить, насколько распространена подобная защита от пожаров. Оказывается, прибегают к ней буквально единицы. Причём из числа состоятельных граждан.  Дело в том, что молниезащита, в отличие от обыкновенного заземления, дорогое удовольствие. «В Москве люди при деньгах и то редко оборудуют свои дома системами молниеотвода, поскольку она довольно сложная и дорогая - от 150 тысяч рублей. Есть фирмы-производители, и фирмы, занимающиеся расчётом и проектированием этих систем. Но спрос невелик, производство не поставлено на поток, поэтому и цены завышенные. В принципе система несложная. Обычно это шпиль (метра два-три) из нержавейки на самой высокой точке дома. Токоотводы по скатам крыши, которые спускаются по водосточной системе, и контур заземления по всему периметру дома с токоприемниками в землю», - объясняет Александр. И все-таки на свой дом эту систему молниезащиты мужчина не установил. И не потому, что согласно поверью, молния не попадает в одно место дважды (существуют обратные доказательства). Просто есть другая, на его взгляд, эффективная и относительно недорогая (порядка 10 -15 тысяч рублей)  защита в виде специальных предохранителей, которые устанавливаются на входе в дом. Вот они-то разряд молнии гасят. «Вероятность того, что в ваш дом угодит  молния, очень невелика, а вот то, что она попадёт в ветку электросети на вашей улице, очень вероятно. К сожалению, мы наивно полагаем, что нас спасут обыкновенные автоматы. Ничего подобного: они  просто не успевают среагировать на молнию. Именно поэтому, когда молния ударила в наш дом, у многих соседей сгорела домашняя техника - телевизоры, стиральные машины, а в двухстах метрах  загорелся садовый домик. А если бы стояли упомянутые  предохранители, такого бы не произошло». Почему в тот злополучный июньский день молния попала именно в их, не самый высокий дом в округе? Александр немало об этом думал и пришёл к следующему выводу: дом их в низине, где под землёй, судя по всему, скрывается какое-то подземное русло. А электрический разряд молнии всегда бьет там, где ближе вода...   Вот и  серединка  августа. Будут ли ещё грозы? А как же! Природа никогда не перестанет напоминать человеку, что его могущество такое относительное. Алевтина НОВИКОВА.  

    Дом по имени «Безнадега»

    Если б это жилье продавалось, объявление выглядело бы весьма привлекательно: «Центр Костромы, в шаговой доступности – магазины, рынок, медицинские центры, кафе, музеи, объекты туристического показа, парк, набережная, Волга…» Все так, да не так. И помещения здесь не продаются и не покупаются. Их выделяет город костромичам, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Называется это - специализированное жилье или временный маневренный фонд. Вот только время для оказавшихся здесь людей останавливается…   Безнадега, безнадега, от тебя к надежде долгая дорога  Первое, что приходит на ум на входе в обшарпанный подъезд дома №4 по ул. Чайковского, – безнадега. Мы пришли сюда с общественницей Ириной Назаровой по просьбе жителей, уставших стучаться во все инстанции. Разбитые окна, исписанные неприличными надписями стены, щербатые ступени… И запах! Он сбивает с ног, разит наповал. Жуткая туалетная вонь, от которой буквально выворачивает. Ею пропитан весь дом, нет спасения даже в жилых комнатах при открытых настежь окнах, из которых видны прекрасные сосны на аллее, ведущей к знаменитой беседке Островского. Такая умиротворяющая картина за окном, и такой ад внутри. «Почему здесь так пахнет? Канализация сломалась?» «Люди живут тут такие, - объясняет жительница дома Татьяна, – для них везде - отхожее место. И смысла убирать нет, я поначалу старалась, потом поняла – бесполезно. Чисто ведь не там, где убирают, а там, где не гадят». А гадят здесь везде.  Забытое место, забытые люди - классика жанра  Татьяну (свою фамилию она не назвала) с семьей в маневренный фонд поселили после того, как сгорел их дом на ул. Мясницкой. Временно. Только время остановилось 18 лет назад. Про пожар вспоминать не хочет – до сих пор горько, обидно. «Какой смысл ворошить прошлое? – говорит женщина, - сейчас на месте, где был мой дом, коттеджи стоят». «Так вас намеренно подожгли?!» «Конечно, - отвечает Татьяна, - но что теперь об этом говорить – моей семьи больше нет. В этом маневренном фонде умерли все. Мы - нормальные люди, но были вынуждены сюда переселиться после пожара. И здесь я похоронила и родителей, и мужа. И даже собаку… Мне до боли больно жить здесь – у нас хорошая семья была, которую просто сгнобили таким жильем. Я одна осталась и не знаю, надолго ли меня хватит, – жить в такой обстановке просто невыносимо… В общем, место это забытое, и люди давно забытые – классика жанра».  Эх, пей, гуляй, да соседей гоняй!  Контингент, населяющий это временное пристанище, действительно, весьма специфический. Рядом с нормальными людьми, которых привела сюда беда, живут алкоголики, наркоманы и граждане, совершившие не одну ходку в зону. У одного соседа общий тюремный стаж 22 года, хотя ему и сорока нет. Другой – жулик, только и смотрит, где что плохо лежит. Третья – бывшая торговка наркотиками... «Надо же и им где-то жить!» - скажет кто-то. Надо! Но не вместе с такими, как Татьяна, и другими добропорядочными людьми, беззащитными против буйных и агрессивных соседей. «И угрозы в свой адрес слышали, и комнату мою пытались взломать, хорошо вспугнули воров», - рассказывает Наталья Дукалова – еще один несчастный обитатель этого дома. Пьяные ссоры и разборки, в том числе по ночам, не редкость. А еще в коридоре шальная братия устраивает «дискотеки», музыка гремит всю ночь до утра, пока последний гуляка не вырубится в своей коморке. «Соседи-то у нас какие! Страшно в туалет выйти, убьют и похоронят, и никто не заступится, кричи – не кричи», - ветеран труда Анастасия Анатольевна Михайлова не может сдержать слез. «Ответственности у этих людей никакой нет – ни перед людьми, ни перед своими детьми, ни перед животными, которых заводят!», - говорит Татьяна. «Хоть бы участковый пришел, вразумил их, - жалуется Вера Алексеевна Пижонкова, - вот если что случится, тогда другое дело, вызывайте полицию, отвечают нам».  День открытых дверей  «Горим чуть ли не каждую неделю, - говорит Татьяна, – это очень страшно, когда среди ночи вдруг крик: «Пожар!» Не знаешь, что хватать, куда бежать… Для людей, которые уже пережили ужас пожара, травмированы этим, это вдвойне страшно». «Недавно случился пожар. Я проснулась от криков, вскочила - полная комната дыма, - рассказывает Наталья Дукалова, - загорелось что-то на втором этаже…» «Пьют каждый день, на что – непонятно, - делятся другие постояльцы, - гуляют целыми днями, за жилье, похоже, вообще не платят, – постоянно приходят предупреждения, судебные решения с требованием погасить задолженность… Но они как жили, так нагло и продолжают жить – да еще и сожителей сюда подселяют, дружков-собутыльников. Без регистрации, без оплаты. Просто открывают любую комнату и пускают кого угодно жить…» Если пройтись по коридору, «свободное» жилье обнаружить легко. Да и запертые комнаты открыть пинка хватит – двери ветхие, замки на честном слове держатся, где-то проход просто заколочен доской. Заходи и живи! «Да такое и бывало - приходили с улицы, занимали комнату и жили какие-то непонятные люди. И управу на них не найти», - вспоминает Вера Алексеевна. А кого такой приют может привлечь? Явно не добропорядочных граждан, а тех, кто скрывается от закона или замышляет что-то нехорошее. И это в самом центре Костромы…  «Тайфун» ушел, вулкан остался  Впрочем, были другие времена – за порядком в маневренном фонде следило охранное предприятие «Тайфун». Меры предпринимались тут же – буянов быстро усмиряли. Как воспоминание о «Тайфуне» – закрытая на ключ проходная на первом этаже, где когда-то были охранники. Сейчас на охрану денег нет, потому люди оставлены наедине с проблемными соседями. «Выход только один: расселять людей в разные места, - убеждена Татьяна, – нормальных людей, попавших в сложную ситуацию, - в одно жилье, асоциальных граждан, как во времена СССР, - на 101-й километр. Потому что жить вместе с ними невозможно. Это как на вулкане, как на пороховой бочке – каждый день что-то случается. Покидать дом даже на короткое время страшно. Уходить к друзьям страшно, отдыхать ехать страшно, в больницу лечь страшно… Потому что не знаешь, к каким развалинам вернешься…»  Антисанитария чистой воды Вера Алексеевна Пижонкова поселилась здесь девять лет назад, когда сгорело ее жилье на ул. Полянской. Тоже временно, но, похоже, навсегда. Она не ждет перемен, считает, что так и придется ей доживать свой век здесь. Условия, конечно, не радуют: газа нет, горячей воды нет, туалет течет. Готовит на электроплитке в своей комнатке. Ни ванны, ни душа нет. Ходят в общественную баню. Белье – кто в прачечную сдает, кто сам пытается выстирать. Ее общая кухня вне доступа - ее «оккупировали» и заперли от остальных на замок более напористые соседи. Потому стирать и мыть посуду приходится в вонючем сортире со сломанными водопроводными кранами. Стоит на одной из общих кухонь, кстати, и парковая скамья с коваными ножками – кто-то притащил ее сюда, «прихватизировав» из общественного места. Ни у кого из МУПов не пропало это добро? В общежитии – антисанитария. Полчища клопов и тараканов, которых годами, десятилетиями не удается вывести. «В этом году нашествие тараканов сумасшедшее, не знаю, где еще мазать, чем еще их травить. Вроде бы все обработала – кровать, белье постельное, подушки, а их меньше не становится, - говорит Татьяна, - есть даже чисто белые особи». «У меня полпенсии уходит на то, чтобы травить тараканов, но безрезультатно, - жалуется Вера Алексеевна, - и за такое «качество» жилья мы еще деньги платим!»  Не повезет, так не повезет  А некоторые даже платят дважды. Нет, к поговорке про скупых это не имеет отношения. Семье Михайловых приходится оплачивать жилье в маневренном фонде на ул. Чайковского и в пер. Воскресенском, дом там сгорел в 2009-м и признан непригодным для проживания. «Нам советуют выписаться из жилья в Воскресенском, чтоб не платить за него. Значит, я – коренная костромичка, дочь инвалида Великой Отечественной войны Марусова, награжденного орденами Славы трех степеней – на старости должна стать бомжом?! У меня трудовой стаж 41 год, много лет была народным заседателем в суде у судьи Марии Ивановны Гончаровой. Неужели я не заслужила жилье от города?», - возмущается Анастасия Анатольевна Михайлова. К тому же до сих пор идут судебные разборки, потому отказ от прописки может усугубить и без того сложную ситуацию. Сгоревший многоквартирный деревянный дом №16 в Воскресенском пер. был построен в 1936-м как контора крупзавода. Поначалу там жил директор предприятия и главный инженер, потом «нарезали» комнатушек и заселили рабочий люд. У Михайловых квартира была общей площадью 24 кв. м, не приватизирована, это было муниципальное жилье. В пожаре 2009 года они потеряли все – загорелось ночью, спасаясь, только документы и успели прихватить. А сосед, что жил на втором этаже, сгорел заживо. В 2015 году Свердловский районный суд постановил: обязать администрацию Костромы предоставить Михайловым по договору социального найма благоустроенное жилое помещение, отвечающее санитарно-техническим требованиям, равнозначное ранее занимаемому. Но 24 кв. м общей площади и 16 кв. м - жилой на семью из шести человек мало, это не соответствует жилищным нормам. А.А. Михайлова пыталась судиться, дошла до Верховного суда, однако в требовании предоставить семье жилье по установленной норме было отказано. Такой у нас закон. Сегодня у Михайловых лишь две небольшие комнаты в маневренном фонде, которые им не принадлежат, а другая часть семьи вынуждена снимать жилье в другом месте.  Бесперспективная перспектива  Перспективы в получении жилья от города у Михайловых туманны. 1986 - номер квартирной очереди у Анастасии Анатольевны, у ее дочери Елены Михайловой – 6073. А жилье муниципалитет давным-давно не строит, это вам не советские времена, когда люди могли получить бесплатную квартиру от города. Грустно читать ответы городских властей. «Благоустроенное жилье вам будет предоставлено в порядке очередности при наличии свободного жилья», - пишет первый заместитель главы администрации Олег Болоховец в 2013-м. Думается, он при этом прекрасно понимает: не дождаться пенсионерке, которой давно за семьдесят, такого подарка. Письмо 2015 года от структуры, название которой в данном случае звучит как насмешка - отдел обеспечения реализации прав граждан на жилище: «К сожалению, администрация Костромы свободными жилыми помещениями практически не располагает ввиду отсутствия денежных средств на строительство и всеобщей его бесплатной приватизацией. Появляющиеся благоустроенные квартиры распределяются целевым назначением под федеральные программы либо на исполнение решений судов…». Но у Михайловых-то есть решение суда, однако и его почему-то не спешат исполнить. «Общегородская очередь – это иллюзия, - убеждена Татьяна, - мне недавно раскрыл глаза на это человек, имевший отношение к этой сфере. Да, у нас есть конституционное право на жилье. Но на деле ждать нечего». Такое ощущение, что слово «маневр» тут надо толковать не как какое-то передвижение, перегруппировку, а как некую уловку, обман, иллюзию. Ведь какая это временность, если люди живут тут по двадцать лет и покидают маневренный фонд, простите, лишь вперед ногами?  Контрасты одного здания  Когда-то на Чайковского, 4, был госпиталь, потом общежитие технологического института. Когда помещения стали никому не нужны из-за плачевного состояния, здание взяла на баланс городская администрация, организовав в нем маневренный фонд. Точнее, в большей части здания, потому что другую часть до недавнего времени занимал отдел загса. «Из окон мы смотрели на тех, кто шел в загс, кто хотел здесь найти счастье, мы его в этом доме не нашли», - горько шутят обитатели маневренного фонда. Сейчас тут располагается областной отдел по делам молодежи. Визуально контраст между муниципальными помещениями разительный, хотя хозяин вроде как один. Но там, где трудятся чиновники, – все чинно-благородно, а за стеной - грязь, вонь, разруха. «Сейчас Год волонтера, может, не надо ничего придумывать, а взять шефство над этим конкретным объектом?» - предложила я знакомому, имеющему отношение к молодежным проектам. «Там, наверно, рассадник каких-то болезней, - поморщился он, - да и вообще небезопасно пускать туда детей». А детей туда и не надо пускать – они уже там живут, вместе с родителями. Малышки Александра и Евгения играют в провонявшем мочой подъезде, ловят тараканов, бегают по двору, в котором нет не то что детской площадки, но даже примитивной песочницы. Ничего, кроме антисанитарии и запустения. …Дом маневренного фонда не такой древний, как стоящие рядом жилые дома соборного причта костромского кремля. Но у жителей последних все же есть надежда на переселение - здания, отнятые у церкви после революции, могут вернуть митрополии, а гражданам дать новое жилье. У обитателей маневренного фонда и такой перспективы нет. Из разбитых окон они лишь наблюдают за тем, как быстро растет колокольня возрождаемого кремлевского ансамбля. Где-то что-то меняется, но не здесь…  Сплошные ассоциации  Моя спутница Ирина Назарова назвала посещение дома на ул. Чайковского походом в сталкерскую зону. И правда, зачем далеко ездить за экстримом, который сегодня так привлекает молодежь, если он рядом. Не забудьте только взять противогаз. У меня же увиденное ассоциировалось с пьесой М. Горького «На дне». Больше ста лет прошло, а что изменилось? Все также беззащитен человек, в дверь которого постучалась беда. Вот жили-были обычные хорошие люди, растили детей, строили планы на будущее. Но им не повезло – и в один миг оказались на самом дне. Где нет просвета. Вспомнился, конечно, и роман Стивена Кинга «Безнадега», хоть это фантастика, а здесь грубая реальность. Но там затронута знаковая - и для писателя, и для каждого из нас - проблема: «Если есть Бог, то почему происходят такие страшные вещи?» Действительно, почему?  Зинаида НИКОЛАЕВА. Фото автора.