Кострома
  • Ремонт моста
  • Сегодня в кино
  • Лица
  • Афиша Костромы
  • Туризм
  • Актуально
  • Новогодние корпоративы
  • Хочу меняться 5
  • Вернуться назад / 14 Августа 2018, 12:23, K1NEWS.RU

    Дом по имени «Безнадега»

    Такой «маневр» нам не нужен.

    Если б это жилье продавалось, объявление выглядело бы весьма привлекательно: «Центр Костромы, в шаговой доступности – магазины, рынок, медицинские центры, кафе, музеи, объекты туристического показа, парк, набережная, Волга…» Все так, да не так. И помещения здесь не продаются и не покупаются. Их выделяет город костромичам, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Называется это - специализированное жилье или временный маневренный фонд. Вот только время для оказавшихся здесь людей останавливается…  

    Безнадега, безнадега, от тебя к надежде долгая дорога 

    Первое, что приходит на ум на входе в обшарпанный подъезд дома №4 по ул. Чайковского, – безнадега. Мы пришли сюда с общественницей Ириной Назаровой по просьбе жителей, уставших стучаться во все инстанции. Разбитые окна, исписанные неприличными надписями стены, щербатые ступени… И запах! Он сбивает с ног, разит наповал. Жуткая туалетная вонь, от которой буквально выворачивает. Ею пропитан весь дом, нет спасения даже в жилых комнатах при открытых настежь окнах, из которых видны прекрасные сосны на аллее, ведущей к знаменитой беседке Островского. Такая умиротворяющая картина за окном, и такой ад внутри.

    «Почему здесь так пахнет? Канализация сломалась?» «Люди живут тут такие, - объясняет жительница дома Татьяна, – для них везде - отхожее место. И смысла убирать нет, я поначалу старалась, потом поняла – бесполезно. Чисто ведь не там, где убирают, а там, где не гадят».

    А гадят здесь везде. 

    Забытое место, забытые люди - классика жанра 

    Татьяну (свою фамилию она не назвала) с семьей в маневренный фонд поселили после того, как сгорел их дом на ул. Мясницкой. Временно. Только время остановилось 18 лет назад. Про пожар вспоминать не хочет – до сих пор горько, обидно. «Какой смысл ворошить прошлое? – говорит женщина, - сейчас на месте, где был мой дом, коттеджи стоят». «Так вас намеренно подожгли?!» «Конечно, - отвечает Татьяна, - но что теперь об этом говорить – моей семьи больше нет. В этом маневренном фонде умерли все. Мы - нормальные люди, но были вынуждены сюда переселиться после пожара. И здесь я похоронила и родителей, и мужа. И даже собаку… Мне до боли больно жить здесь – у нас хорошая семья была, которую просто сгнобили таким жильем. Я одна осталась и не знаю, надолго ли меня хватит, – жить в такой обстановке просто невыносимо… В общем, место это забытое, и люди давно забытые – классика жанра». 

    DSC_0292.JPG

    Эх, пей, гуляй, да соседей гоняй! 

    Контингент, населяющий это временное пристанище, действительно, весьма специфический. Рядом с нормальными людьми, которых привела сюда беда, живут алкоголики, наркоманы и граждане, совершившие не одну ходку в зону. У одного соседа общий тюремный стаж 22 года, хотя ему и сорока нет. Другой – жулик, только и смотрит, где что плохо лежит. Третья – бывшая торговка наркотиками... «Надо же и им где-то жить!» - скажет кто-то. Надо! Но не вместе с такими, как Татьяна, и другими добропорядочными людьми, беззащитными против буйных и агрессивных соседей.

    «И угрозы в свой адрес слышали, и комнату мою пытались взломать, хорошо вспугнули воров», - рассказывает Наталья Дукалова – еще один несчастный обитатель этого дома. Пьяные ссоры и разборки, в том числе по ночам, не редкость. А еще в коридоре шальная братия устраивает «дискотеки», музыка гремит всю ночь до утра, пока последний гуляка не вырубится в своей коморке.

    «Соседи-то у нас какие! Страшно в туалет выйти, убьют и похоронят, и никто не заступится, кричи – не кричи», - ветеран труда Анастасия Анатольевна Михайлова не может сдержать слез.

    «Ответственности у этих людей никакой нет – ни перед людьми, ни перед своими детьми, ни перед животными, которых заводят!», - говорит Татьяна.

    «Хоть бы участковый пришел, вразумил их, - жалуется Вера Алексеевна Пижонкова, - вот если что случится, тогда другое дело, вызывайте полицию, отвечают нам». 

    День открытых дверей 

    «Горим чуть ли не каждую неделю, - говорит Татьяна, – это очень страшно, когда среди ночи вдруг крик: «Пожар!» Не знаешь, что хватать, куда бежать… Для людей, которые уже пережили ужас пожара, травмированы этим, это вдвойне страшно».

    «Недавно случился пожар. Я проснулась от криков, вскочила - полная комната дыма, - рассказывает Наталья Дукалова, - загорелось что-то на втором этаже…»

    «Пьют каждый день, на что – непонятно, - делятся другие постояльцы, - гуляют целыми днями, за жилье, похоже, вообще не платят, – постоянно приходят предупреждения, судебные решения с требованием погасить задолженность… Но они как жили, так нагло и продолжают жить – да еще и сожителей сюда подселяют, дружков-собутыльников. Без регистрации, без оплаты. Просто открывают любую комнату и пускают кого угодно жить…»

    Если пройтись по коридору, «свободное» жилье обнаружить легко. Да и запертые комнаты открыть пинка хватит – двери ветхие, замки на честном слове держатся, где-то проход просто заколочен доской. Заходи и живи! «Да такое и бывало - приходили с улицы, занимали комнату и жили какие-то непонятные люди. И управу на них не найти», - вспоминает Вера Алексеевна.

    А кого такой приют может привлечь? Явно не добропорядочных граждан, а тех, кто скрывается от закона или замышляет что-то нехорошее. И это в самом центре Костромы… 

    DSC_0293.JPG

    «Тайфун» ушел, вулкан остался 

    Впрочем, были другие времена – за порядком в маневренном фонде следило охранное предприятие «Тайфун». Меры предпринимались тут же – буянов быстро усмиряли. Как воспоминание о «Тайфуне» – закрытая на ключ проходная на первом этаже, где когда-то были охранники. Сейчас на охрану денег нет, потому люди оставлены наедине с проблемными соседями.

    «Выход только один: расселять людей в разные места, - убеждена Татьяна, – нормальных людей, попавших в сложную ситуацию, - в одно жилье, асоциальных граждан, как во времена СССР, - на 101-й километр. Потому что жить вместе с ними невозможно. Это как на вулкане, как на пороховой бочке – каждый день что-то случается. Покидать дом даже на короткое время страшно. Уходить к друзьям страшно, отдыхать ехать страшно, в больницу лечь страшно… Потому что не знаешь, к каким развалинам вернешься…» 

    Антисанитария чистой воды

    Вера Алексеевна Пижонкова поселилась здесь девять лет назад, когда сгорело ее жилье на ул. Полянской. Тоже временно, но, похоже, навсегда. Она не ждет перемен, считает, что так и придется ей доживать свой век здесь. Условия, конечно, не радуют: газа нет, горячей воды нет, туалет течет. Готовит на электроплитке в своей комнатке. Ни ванны, ни душа нет. Ходят в общественную баню. Белье – кто в прачечную сдает, кто сам пытается выстирать. Ее общая кухня вне доступа - ее «оккупировали» и заперли от остальных на замок более напористые соседи. Потому стирать и мыть посуду приходится в вонючем сортире со сломанными водопроводными кранами. Стоит на одной из общих кухонь, кстати, и парковая скамья с коваными ножками – кто-то притащил ее сюда, «прихватизировав» из общественного места. Ни у кого из МУПов не пропало это добро?

    В общежитии – антисанитария. Полчища клопов и тараканов, которых годами, десятилетиями не удается вывести. «В этом году нашествие тараканов сумасшедшее, не знаю, где еще мазать, чем еще их травить. Вроде бы все обработала – кровать, белье постельное, подушки, а их меньше не становится, - говорит Татьяна, - есть даже чисто белые особи». «У меня полпенсии уходит на то, чтобы травить тараканов, но безрезультатно, - жалуется Вера Алексеевна, - и за такое «качество» жилья мы еще деньги платим!» 

    DSC_0295.JPG

    Не повезет, так не повезет 

    А некоторые даже платят дважды. Нет, к поговорке про скупых это не имеет отношения. Семье Михайловых приходится оплачивать жилье в маневренном фонде на ул. Чайковского и в пер. Воскресенском, дом там сгорел в 2009-м и признан непригодным для проживания. «Нам советуют выписаться из жилья в Воскресенском, чтоб не платить за него. Значит, я – коренная костромичка, дочь инвалида Великой Отечественной войны Марусова, награжденного орденами Славы трех степеней – на старости должна стать бомжом?! У меня трудовой стаж 41 год, много лет была народным заседателем в суде у судьи Марии Ивановны Гончаровой. Неужели я не заслужила жилье от города?», - возмущается Анастасия Анатольевна Михайлова. К тому же до сих пор идут судебные разборки, потому отказ от прописки может усугубить и без того сложную ситуацию.

    Сгоревший многоквартирный деревянный дом №16 в Воскресенском пер. был построен в 1936-м как контора крупзавода. Поначалу там жил директор предприятия и главный инженер, потом «нарезали» комнатушек и заселили рабочий люд. У Михайловых квартира была общей площадью 24 кв. м, не приватизирована, это было муниципальное жилье. В пожаре 2009 года они потеряли все – загорелось ночью, спасаясь, только документы и успели прихватить. А сосед, что жил на втором этаже, сгорел заживо.

    В 2015 году Свердловский районный суд постановил: обязать администрацию Костромы предоставить Михайловым по договору социального найма благоустроенное жилое помещение, отвечающее санитарно-техническим требованиям, равнозначное ранее занимаемому. Но 24 кв. м общей площади и 16 кв. м - жилой на семью из шести человек мало, это не соответствует жилищным нормам. А.А. Михайлова пыталась судиться, дошла до Верховного суда, однако в требовании предоставить семье жилье по установленной норме было отказано. Такой у нас закон. Сегодня у Михайловых лишь две небольшие комнаты в маневренном фонде, которые им не принадлежат, а другая часть семьи вынуждена снимать жилье в другом месте. 

    DSC_0297.JPG

    Бесперспективная перспектива 

    Перспективы в получении жилья от города у Михайловых туманны. 1986 - номер квартирной очереди у Анастасии Анатольевны, у ее дочери Елены Михайловой – 6073. А жилье муниципалитет давным-давно не строит, это вам не советские времена, когда люди могли получить бесплатную квартиру от города.

    Грустно читать ответы городских властей. «Благоустроенное жилье вам будет предоставлено в порядке очередности при наличии свободного жилья», - пишет первый заместитель главы администрации Олег Болоховец в 2013-м. Думается, он при этом прекрасно понимает: не дождаться пенсионерке, которой давно за семьдесят, такого подарка. Письмо 2015 года от структуры, название которой в данном случае звучит как насмешка - отдел обеспечения реализации прав граждан на жилище: «К сожалению, администрация Костромы свободными жилыми помещениями практически не располагает ввиду отсутствия денежных средств на строительство и всеобщей его бесплатной приватизацией. Появляющиеся благоустроенные квартиры распределяются целевым назначением под федеральные программы либо на исполнение решений судов…». Но у Михайловых-то есть решение суда, однако и его почему-то не спешат исполнить.

    «Общегородская очередь – это иллюзия, - убеждена Татьяна, - мне недавно раскрыл глаза на это человек, имевший отношение к этой сфере. Да, у нас есть конституционное право на жилье. Но на деле ждать нечего». Такое ощущение, что слово «маневр» тут надо толковать не как какое-то передвижение, перегруппировку, а как некую уловку, обман, иллюзию. Ведь какая это временность, если люди живут тут по двадцать лет и покидают маневренный фонд, простите, лишь вперед ногами? 

    Контрасты одного здания 

    Когда-то на Чайковского, 4, был госпиталь, потом общежитие технологического института. Когда помещения стали никому не нужны из-за плачевного состояния, здание взяла на баланс городская администрация, организовав в нем маневренный фонд. Точнее, в большей части здания, потому что другую часть до недавнего времени занимал отдел загса. «Из окон мы смотрели на тех, кто шел в загс, кто хотел здесь найти счастье, мы его в этом доме не нашли», - горько шутят обитатели маневренного фонда. Сейчас тут располагается областной отдел по делам молодежи. Визуально контраст между муниципальными помещениями разительный, хотя хозяин вроде как один. Но там, где трудятся чиновники, – все чинно-благородно, а за стеной - грязь, вонь, разруха.

    «Сейчас Год волонтера, может, не надо ничего придумывать, а взять шефство над этим конкретным объектом?» - предложила я знакомому, имеющему отношение к молодежным проектам. «Там, наверно, рассадник каких-то болезней, - поморщился он, - да и вообще небезопасно пускать туда детей». А детей туда и не надо пускать – они уже там живут, вместе с родителями. Малышки Александра и Евгения играют в провонявшем мочой подъезде, ловят тараканов, бегают по двору, в котором нет не то что детской площадки, но даже примитивной песочницы. Ничего, кроме антисанитарии и запустения.

    …Дом маневренного фонда не такой древний, как стоящие рядом жилые дома соборного причта костромского кремля. Но у жителей последних все же есть надежда на переселение - здания, отнятые у церкви после революции, могут вернуть митрополии, а гражданам дать новое жилье. У обитателей маневренного фонда и такой перспективы нет. Из разбитых окон они лишь наблюдают за тем, как быстро растет колокольня возрождаемого кремлевского ансамбля. Где-то что-то меняется, но не здесь… 

    IMG_20180731_171750.jpg

    Сплошные ассоциации 

    Моя спутница Ирина Назарова назвала посещение дома на ул. Чайковского походом в сталкерскую зону. И правда, зачем далеко ездить за экстримом, который сегодня так привлекает молодежь, если он рядом. Не забудьте только взять противогаз.

    У меня же увиденное ассоциировалось с пьесой М. Горького «На дне». Больше ста лет прошло, а что изменилось? Все также беззащитен человек, в дверь которого постучалась беда. Вот жили-были обычные хорошие люди, растили детей, строили планы на будущее. Но им не повезло – и в один миг оказались на самом дне. Где нет просвета.

    Вспомнился, конечно, и роман Стивена Кинга «Безнадега», хоть это фантастика, а здесь грубая реальность. Но там затронута знаковая - и для писателя, и для каждого из нас - проблема: «Если есть Бог, то почему происходят такие страшные вещи?»

    Действительно, почему? 

    Зинаида НИКОЛАЕВА.

    Фото автора.

     

    Не указан элемент инфоблока.



    Адрес редакции
    156000, г. Кострома, ул. Ленина, д. 10, оф. 37 "Г", тел.: (4942) 499-164, email: info@k1news.ru
    Copyright © 2017 K1NEWS.RU-Главный портал Костромы.
    Свидетельство о регистрации СМИ № ФС77-53438 от 29 марта 2013 года выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
    Главный редактор - Олейник Анна Игоревна.
    Учредитель: ООО "Медиа-Сеть"
    Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 16 лет.
    Разработка, создание и продвижение сайта:
    агентство интернет-маркетинга
    Агентство Интернет-Маркетинга «Живая Сеть»
    Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных. Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на k1news.ru.