Коронавирус
Заражения: 18318, за сутки +33
Выздоровления: 15841

Готовность номер один

Крестьяне в Костромской губернии 19 века к Масляной (так часто называли Масленицу) готовились заранее. И продукты к празднику придерживали, и денежки копили. Ведь, чтоб семь дней подряд пить-гулять да гостей угощать, добрые запасы иметь надо. Лошадей специально откармливали – кататься принято было на справной, холеной лошади, у которой «бока лоснятся». Животных «обряжали». Коней тщательно вычищали, сбрую, шлею отдраивали до блеска, в гриву и хвост вплетали ленточки, под дугу вешали колокольчики – звоном злых духов отгонять. Сани брали самые красивые, резные, свадебные, накрывали их красивыми покрывалами или коврами. Наряжались и сами – на Масляной принято было в обновах щеголять. Перед празднествами делали снежные горки, заливали их водой. В некоторых краях (у нас не было такой традиции) строили снежные крепости, которые потом штурмовала одна ватага, а другая держала оборону. Помните картину В. Сурикова «Взятие снежного городка»? Там как раз представлено это действо.

Гуляй, народ!

Готовились к Масленице и горожане. Кострома в эти дни преображалась. Краевед А. Анохин в книге «Кострома в будни и праздники» посвятил этому главу «Масленичный городок». «Первые приготовления замечались на плацу между Гостиным двором и Большими Мучными рядами. Заснеженная площадь обрастала легкими тесовыми постройками, сколоченными наскоро, кой-как, в которых устраивались увеселительные заведения: небольшие цирковые арены, синематографы, они же «биоскопы», кукольные театрики, будки фотографов, книготорговцев. К значительным и видным постройкам относились купольные матерчатые балаганы, карусели разной крупности, качели. Чем больше вставало таких вооружений, тем больше барыша ожидали владельцы-увеселители от предстоящих празднеств».

К этим дням подгадывали гастроли заезжие певцы и артисты, в клубах и общественных собраниях гремели балы, организовывались вечера и концерты. На Сенной площади (ныне район пл. Мира – авт.)
ставили цирк или зверинец. На ярмарках в балаганах разыгрывали разные шуточные сценки.

Хорошим был в те дни доход у извозчиков. Потому что кататься любили все! С.М. Чумаков в книге «Воспоминания костромича» так описывает это: «На Масленице существовал обычай кататься. Катание это проводилось в один ряд друг за другом по Русиной и Павловской улицам (ныне ул. Советская и пр. Мира – авт.). Наиболее многолюдным было катание в последний день Масленицы. Помимо городских жителей, приезжало много пригородных крестьян из-за Костромки. Катались часов до трех-четырех, после чего начинался разъезд».

Ехали на тройке с бубенцами

И хотя первые дни Масляной были рабочими, «гуляющее общество каждодневно прибавлялось, — пишет А. Анохин, — с утра и допоздна повсюду на улицах слышалось пение разного содержания (и неприличного), владельцы гармошек, балалаек предлагали … променады на воздухе. Лихо и пьяно лошади впрягались одиночками, двойками, тройками. В санях довольные, разрумянившиеся, веселые компании беспорядочно гоняли во все городские концы. На Павловской улице устраивались гонки с призами, заключались пари. Иногда отдельные компании объединялись в санные поезда, и тогда чувство праздника усиливалось, прибавлялось веселости, отряд отправлялся в новый пробег. Часто возницы, разгоряченные напитками, не управлялись, тогда экипажи сшибались. Седоки вылетали из саней, получая ушибы и травмы. Доставалось и зазевавшимся пешеходам: порой их сбивали, награждая увечьями…» А вот детвору такие опасности не останавливали, они частенько прицеплялись к саням и катались по всему городу. 

Поженились? К столбу! 

В книге «Живописная Россия», изданной в С-Петербурге в 1899 году, описан еще один костромской обычай: «В среду на Масляной приезжают в город из деревень все «молодые», т.е. поженившиеся в эту зиму, и утром на одной из базарных площадей выстраиваются в круг, называемый «столбом». Хотя этот обычай «показываться» уже и начинает мало-помалу выходить из моды, тем не менее еще не одна сотня новобрачных является к «столбу»: на людей посмотреть и себя показать всем родственникам, знакомым, всему гуляющему люду и таким образом всенародно объявить о состоявшемся браке. Стояние у «столба» продолжается часов около двух в безмолвной тишине со стороны «показывающихся» и в пересудах со стороны смотрящих и разбирающих все по ниточке родственников, знакомых и досужих людей. Отстоявшие свое время новобрачные расходятся по трактирам гулять и обедать. Обычай этот исполняется не у одних только русских, но и у татар, по крайней мере, в нашей местности. Так, например, тут же на площади, только в другом месте, совершенно отдельно устраивается татарский «столб», который уступает русскому по многочисленности, но превосходит его богатством, роскошью». 

Кострома — родина «слонов» 

Существовал в Костроме на Масленицу и своеобразный «брачный рынок». «В эти дни было массовое гулянье на галерее Гостиного двора, именовавшееся «слонами» от слова «слоняться», — писал С.М. Чумаков, — здесь прохаживались или стояли под арками девицы на выданье, разодетые в бархатные шубы на меху, большей частью на лисьем, и держали в руках по нескольку платков, показывая этим достаток семьи. Тут же прохаживались женихи, высматривая себе подходящих невест. В особенности многолюдны были эти «слоны» до 1914 года. В связи с войной и уменьшением количества женихов далее они из года в год сокращались».

Сокращались они еще долго. Во всяком случае костромские издания конца 20-х годов ХХ века еще вовсю клеймили позором этот «мещанский» обычай, ругая почем зря слоняющихся «слонов». 

Был у тещи, да рад утекши

Каждый день масленичной недели имел свое название. До четверга была узкая Масленица, с четверга — широкая, народ прекращал работать, во всю предаваясь гулянью. Понедельник – «встреча Масленицы», вторник – «заигрыши», среда – «лакомка», «разгул», четверг – «широкий разгул», «перелом», пятница – «тещины вечерки», суббота – «золовкины посиделки», воскресенье – «проводы», «прощеное воскресенье». К теще на блины – это как раз про масленичную пятницу, которая вошла в пословицы. Они почти в духе нынешних анекдотов про теплую «любовь» этих персонажей друг к другу: «Пришел зять, где б сметанки взять», «В Масленицу и на зятей сыпали», «Был у тещи, да рад утекши».

Отдайте это комАм

Кстати, о поговорках. В старину первый блин не ели. Он предназначается душам усопших. Его клали на подоконник или отдавали нищим на помин. В деревянной части Костромы приходилось видеть эти высохшие блины на подоконниках. И поговорка «Первый блин комом» толковалась и звучала иначе, чем ныне. «Первый блин — комАм», т.е. медведям, прародителям людей (комы – это медведи). До 16 века и Масленица звалась Комаедицей.

Была она когда-то языческим праздником: сжигание чучела – древний обряд проводов зимы, блины – жертвенный хлеб и пр. Сейчас в православии масленичная неделя называется «сырной» или «мясопустной» седмицей, предшествует Великому посту и является своего рода «полупостом», поскольку в этот период церковный устав запрещает есть мясо, но разрешает молоко, масло, яйца, рыбу. То есть пируй да гуляй на Масленице, а про пост вспоминай без маслица. 

Где блины, там и мы

Главным угощением были, конечно, блины. Их надо было есть всю неделю – и дома, и в гостях. И как можно больше — блины и поцелуи счета не любят. Блинов пекли много, у каждой костромской хозяйки был свой «фирменный» рецепт, но для разнообразия многие экспериментировали – добавляли гречневую, овсяную муку, меняли ингредиенты, пропорции. В бедных семьях пекли постные блины – без яиц, хотя и на молоке. В старину обычно для блинов делалось дрожжевое тесто, а хозяйки соревновались: у кого блин более тонкий, кружевной, вкусный. Сковороду подмазывали подмазком — кусочком сала, завернутым в тряпку.

Был и такой экзотический способ печь блины — на пне. Пень расщепляли, середину удаляли, что-то подставляли под него, чтобы было поддувало, как в самоваре, и поджигали (добавляли угли). Тесто наливали на раскаленную чугунную сковороду, ставили на пень. Один раз в Костромском районе автору удалось попробовать печево с пня – вкусно, только дымком отдает.

Если на пеньке блины жарили с двух сторон, то в русской печке их не переворачивали – одна сторона получалась почти белой, но и она была пропеченной. 

От «русского гольфа» до увечий 

С утра начинали собираться на площади для игрищ. Лепили снеговиков, катались с горок, играли в снежки, гоняли на лошадях с песнями под гармошку. В некоторых деревнях были свои игры. В Красносельском районе, к примеру, играли в «рыбу». Делали в снегу лунку, обливали водой, чтоб заледенела. Игроки вставали кругом и, держась за плечи друг друга, по очереди пинали лапти в лунку. В общем, наш русский гольф.

В другой деревне — другой вариант. Копали яму, вокруг раскладывали лапник. Игроки ходили по кругу и забрасывали ногой еловые лапы в яму. Кому не хватило ветки, тот проиграл. Проигравшего пинали — шутя, не сильно.

На Масляной по домам ходили ряженые, разыгрывали сценки, потешали людей. Силушку молодежь мерила в кулачных боях — редкое гулянье обходилось без драки, крови, а то и увечий. 

Гори, гори ярко

Заключительный аккорд праздника — сжигание чучела. На площадях, на льду рек ставили соломенную бабу высотой 2-2,5 метра. Часа в три дня ее поджигали. Люди часто приходили со своим поленом в общий костер, а в советские времена в деревнях молодежь бегала по дворам, просила керосин.

С. М. Чумаков описывает прощание с зимой до революции так: «Вечером в субботу и воскресенье на масленичной неделе за рекой Костромой появлялись костры. Это был сохранившийся языческий обряд проводов Масленицы, при этом иногда сжигали соломенное чучело. В эти вечера хозяйки смотрели во все глаза, чтобы не вытащили со двора и вообще вещи из дерева, так как считалось за некоторую доблесть что-то спереть для костров. Костров этих бывало много, а на луговой части стрелки они были видны за много верст». А в Красносельском районе Масленицу наряжали худыми корзинками, нанизывая их на дерево.

Когда соломенная баба догорала, через костер начинали прыгать. Некоторые мужчины считали прыганье не солидным и нарочито медленно проходили через костер. Чем медленнее, тем ты вроде как круче…

*** 

И после такого широкого разгулья — никакого веселья целых семь недель до Великого поста. Потешились – и ладно. Не все коту Масленица… 

Зинаида НИКОЛАЕВА.

Фото автора и из открытых источников.

Ваша новость успешно отправлена!
Это окно исчезнет самостоятельно через 3 секунды...