«Воспитательные» казни снились ей в кошмарах всю жизнь.

Жительница Чухломы Лидия Николаевна Семенова в детстве жила в оккупированном фашистами Минске. К сожалению, эта замечательная женщина не дожила до 75-летия Победы. Но корреспонденту портала K1NEWS.RU посчастливилось пообщаться с ней при жизни и из первых уст узнать о страшных годах под гнетом захватчиков.

Заключение отца и голод
Лидии Николаевне было 4 года, когда в Минск вошли немецкие войска. Они быстро оборудовали лагерь для пленных, огороженный колючей проволокой. Ее отца, как мужчину призывного возраста, забрали туда.

Нас к ним не пускали. Только издалека мы смотрели на наших близких за проволокой. Иногда детям разрешали передать родителям еду. Мама давала мне в руки узелок с едой для папы и отправляла меня к ограде. Я передавала и быстро бежала назад. Маме нельзя было подходить к мужу. Но скоро отца отпустили, потому что он был непригоден для военной службы из-за проблем с сердцем. Поэтому и советские войска его тоже не призвали на фронт,
рассказывала Лидия Николаевна.

Родители маленькой Лиды работали в научном институте, а она часто оставалась у бабушки. Чтобы прокормить семью, мама девочки ходила в ближайшую деревню за продуктами. Деньги быстро закончились, тогда она начала обменивать на еду свои украшения, одежду, предметы быта.

Каким вкусным тогда казался почти пустой суп, в который мама добавляла тонкий, измельченный кусочек сала,вспоминала костромичка.

Жители города вырыли рядом с домами землянки-укрытия, в которые прятались при бомбежке. Соседний дом уничтожило взрывом. После комендантского часа никто не решался даже выйти на свой двор, запирали все двери и рано укладывали детей спать.


Карательные операции
Но все бытовые тяготы и голод были не так страшны, как карательно-воспитательные казни.

При малейшей провинности населения в городе расстреливали каждого десятого. Было без разницы, на кого выпадал счет. Убивали всех – стариков, маленьких детей и беременных женщин. Помню, выгнали нас из дома на улицу, построили нас с бабушкой рядом с соседями, а фашист начинает считать и толкает меня автоматом в грудь. Я боялась поднять голову. Не знаю, каким чудом, но нашей семье повезло, никого не расстреляли. А тела убитых собирали и забрасывали в грузовик, который медленно ехал по улицам. Расстрелянных не отдавали родственникам, чтобы похоронить,со слезами и ужасом в глазах говорила Лидия Семенова.

Также немецкое командование постоянно разыскивало подпольщиков и устраивало публичные казни. На улице, на которой их находили, ставили столбы и прилюдно вешали на них «виновных». Тела не разрешали снимать и хоронить под страхом смерти. Трупы висели неделями в качестве назидания остальным жителям Минска, чтобы они не смели ничего затевать против Рейха. Повешенных снимали, когда они начинали разлагаться и от них шел нестерпимый запах.


Воспоминания об освобождении
3 июля 1944 года Минск освободили от фашистских захватчиков в ходе операции «Багратион». Все люди вышли на улицы и встречали советских солдат, обнимали и целовали своих освободителей.

Когда все радовались, ко мне подбежал молодой солдат, подхватил меня на руки, подбросил высоко-высоко и сказал: «Живи, девочка! Живи! Теперь все будет хорошо», рассказала костромичка.

После этого у всех людей появилась вера в Великую Победу. Все воспряли духом, не смотря на все тяготы военных лет.


Угрозы НКВД
Однако радость от освобождения для семьи маленькой Лиды была недолгой. Когда советское командование навело свои порядки в городе, ее отца вызвали на квартиру в НКВД.

Папа вернулся весь расстроенный и бледный. Ему предложили стать доносчиком. Сотрудники НКВД знали, что его уважают как честного и скромного человека, поэтому его никто не должен заподозрить. Ему разрешили посоветоваться с семьей и дали три дня на раздумья, но намекнули, что в случае отказа со мной и мамой произойдет что-то плохое. Папа позвонил за советом своему отцу, который жил в Галичском районе Костромской области. Дедушка сказал бросать все, брать самое необходимое, что можно убрать в сумку, чтобы не привлекать лишнее внимание, и бежать к нему,с грустью говорила Лидия Николаевна.

Так они и сделали. Выбрались из города и отправились в Костромскую область. Долгие годы семья жила в страхе, что ночью за ними придут и припомнят их бегство. Даже после распада СССР Лидия Николаевна долгое время не решалась рассказывать об этом.

К счастью, все обошлось. Их семья постепенно наладила быт, Лидия Николаевна получила образование, вышла замуж, работала и воспитала замечательных детей и внуков. Она часто выступала на тематических мероприятиях перед местными школьниками. Ее рассказы молодежь слушала, затаив дыхание.

Последние новости рубрики

10:36, 13 сентября 2022

В Костроме состоялась премьера фильма «Дневник белой вороны» — об одной из первых в мире полярниц, нашей землячке Нине Петровне…

16:05, 15 августа 2022

В Брянской области увековечили память костромского летчика экипажа ИЛ-4. В лесу под Карачевом захоронили останки членов экипажа бомбардировщика ИЛ-4, который…

13:00, 13 августа 2022

В Галичском районе завершился полевой этап археологической экспедиции «Унорож-2022». В костромском региональном отделении «Русского географического общества» подвели итоги и рассказали…

Подпишитесь на нас в Яндекс Дзен и будьте первыми в курсе всех новостей!
Ваша новость успешно отправлена!
Это окно исчезнет самостоятельно через 3 секунды...