Коронавирус
Заражения: 20187, за сутки +29
Выздоровления: 17830

«Ульи Руси»: Продолжатели традиций великих пчеловодов

Документы на изготовление  ГОСТовских моделей ульев в семье ждали своего часа почти тридцать лет. Выпускать их  хотел еще  отец Евгения Руссу —  Александр Парфеньевич. А герой рубрики «Знай наших» закончил вуз, работал  инженером-программистом конструктором и технологом в Ярославле.  После рождения дочери в 2015 году понял, что хочет воспитывать её  подальше от большого города. Вернулся домой, в Макарьев. Вот только работы там, в краю свежего воздуха и чистой воды, никто не предлагал. Пришлось создать рабочие места самому: себе и ещё нескольким жителям родного города. Так пять лет назад здесь и появился небольшой успешно развивающийся бизнес «Ульи  Руси», производящий домики для пчёл и инвентарь для пасечников.

 

Сегодня Евгений рассказывает, что к выбору именно этого бизнеса — как темы для приложения своих инженерных знаний — побудила его идея.   Он видел, что не самый сложный в воплощении проект может реально повлиять на сегодняшнюю экологическую ситуацию. Не первый год в мире говорят о том, что массовая гибель пчёл может привести к тому, что часть растений просто некому будет опылять. Помочь маленьким крылатым труженицам выживать успешнее стало миссией компании «Ульи Руси».

В области у инженеров конкурентов пока нет, хотя все условия для развития «деревянного бизнеса» налицо. Возможно, другим производителям бизнес-ниша кажется не интересной, поскольку и пчеловодов в Костроме не много. Отец и сын Руссу сделали ставку на мир в целом. Они не остановились на 4-х  ГОСТовских моделях ульев, как конкуренты. На сегодня  серийно производятся  более 30   моделей ульев и  сотни их модификаций. Новые  ульи инженеры разрабатывают сами,   реконструируют и возрождают ульи предков, о которых сохранились  отрывочные записи.  В разговоре мы с удивлением узнали, к примеру, что самая большая пасека на планете  200 лет назад  была у русского пчеловода  Прокоповича. Технология Прокоповича — загадка для инженеров, над которой команда бьется уже пять лет. Эксперименты на собственной пасеке не прекращаются. Всё найденное и открытое тщательно документируется.
На сегодня компанией произведены десятки тысяч пчелиных ульев, которые служат пчеловодам в разных странах. Жители Макарьева работают со своими конструкциями  и  используют патенты  других авторов на основании лицензионного договора. Так пчеловод Хомич, в 2015-м сделал фундаментальное открытие  в пчеловодстве, идею которого реализовали в новых конструкциях пчелиных рамок.  В честь автора назвали элемент «Пазы Хомича», эта маленькая конструктивная особенность, позволяющая облегчить труд пчеловодов по всему миру, уже известна как «Homich grooves». В среднем коллектив компании, очень зависящий от сезонной загруженности работой, насчитывает десять человек. Остальные работники занимаются изготовлением инвентаря. Новые конструкции испытываются на пасеке год или два и предлагаются покупателям только если инженерам становится понятно, что внесенные изменения реально полезны.

Если вам, как и нам, на этом этапе повествования стало интересно, не всё ли равно пчёлам, в какой домик приносить мёд, спешим с ответом. Пчелы  иногда  могут выжить и в фанерном ящике под снегом зимой. Но пчеловоду  нужен стабильный результат. Он должен сделать все, чтобы сохранить семьи до весны. Структура ульев  часто похожа, но особенности региона накладывают свой отпечаток.  Для южных достаточно толщины стенки 17 мм, для северных уже желательно 50 мм. Есть запросы и  от рынка мёда. Меньше у людей денег,  соответственно  требуются меньшие  рамки под сотовый мёд, и новая упаковка,  чтобы  пчеловоду  их было удобнее продавать. Свои требования накладывают и особенности технологии содержания пчёл. Кто-то кормит насекомых сахаром, кто-то нет. Кто-то лечит жёсткими препаратами, кто-то только народными средствами, под каждую тонкость — своя конструкция улья: специальная кормушка или, например, высокий подкрышник. Сто лет назад люди ели в основном не центробежный мед, а давили его из сот. Теперь не все могут позволить мед в сотах, цена такого доходит до 5 тысяч рублей за килограмм, если это мед бортьевой. В таком никогда не используют лекарств, но и семья живёт не более трёх лет, слишком много болезней и вредителей у пчёл. Следовательно, содержать такие семьи гораздо дороже. Всего сорок   лет назад такой проблемы не было вообще. Например, клещ вароа, пьющий гемалимфу пчёл, жил себе в Индии на перелётных пчёлах и не докучал никому.   Теперь он — гроза всех пчеловодов на всех континентах. Борьба с ним пока безуспешна, но смена конструкции улья может снизить его популяцию. Поэтому усовершенствования — процесс непрерывный.

Их ульи продвигают себя почти сами, потому что таких конструкций под разные запросы больше ни у каких производителей нет. Их находят через социальные сети,  EBay, Amazon и  отраслевые  форумы.  Евгения периодически приглашают стать участником международных форумов, где он ведет переписку, размещает фото, открыто делится своими наработками.  Правда, ни проблем фальсификата, ни воровства от этого меньше не становится.   Украина копирует конструкции российских инженеров через 10 дней после публикации,   Китай полностью   копирует сайт, несмотря на фото продукции с копирайтом. Евгений Руссу говорит, что в Китае никогда не стоят на месте, и даже научились делать фальсификат меда, который «садится» зимой.   Сейчас только лабораторное исследование и пыльцевой анализ позволяют выявить фальсификат, но покупателям стоит помнить, что 100 рублей за литр  настоящий продукт стоить не может.  А без участия пчелы — может: сахар, кислоты, мел, ароматизаторы, загустители, прочие присадки,  вот тебе хоть танкер  синтетического   мёда.  Одно радует, большое количество людей тянутся к натуральным продуктам и для обеспечения углеводной безопасности своей семьи заводят пчёл. Следовательно, Макарьевские ульи востребованы.

Кроме ульев, покупателям предлагают 300 видов рамок и инвентарь из металла, который производят в отдельном металлообрабатывающем цехе.  Уже освоена технология литья частей ульев из пенополиуретана в многоразовые разборные литьевые формы. Ульи из ППУ отличаются низкой теплопроводностью, и имеют ряд положительных качеств, несмотря на не безупречную экологичность материала. На пасеках нацеленных на селекционную работу пчел могут использоваться без ограничений. Так же в компании разработана и успешно применяется технология литья пенополиуретана внутрь деревянных стенок ульев, для снижения их теплопроводности, эту технологию назвали ЭКО-ППУ.
Сейчас в разработке оборудование и формы для вакуумной формовки листового пластика. В этом году закуплено специализированное оборудование для изготовления кормов для пчёл.

Весь бизнес сына и отца построен на собственные деньги, никаких заемных средств они не привлекают. Пасека на 30 семей, на которой начинали эксперименты, досталась им от деда. «Сейчас мы можем сделать ульи лучше, — говорит Евгений — прежде не было доступных утеплительных материалов, оцинкованных саморезов и пр. Но, подходя к его ульям, я вижу  как Дед с ограниченными ресурсами смог сделать ульи очень круто — это мое наследие».
Пока пасека в 150 пчелосемей — расходная часть их бизнеса, затраты на которую не окупились и не окупятся ещё долго. Своеобразный научный проект для обкатывания непонятных и неизученных вещей. В среднем ульи, если не кочевать с ними с места на место, могут прожить пятьдесят лет. Да и куда кочевать? В Костромской области полей почти нет, дикороссов не много, да и к кочевому пчеловодство нет пока единого подхода.
В Башкирии, где кочевое пчеловодство — важная отрасль сельского хозяйства, если человек приезжает и регистрируется на сезон на землях общего пользования, он может быть уверен, что не пострадает от воров. Кто-то договаривается с собственником земли. Ведь если не опылять многие культуры, их урожайность будет низкая, а диких пчел сейчас мало. За рубежом за опыление миндаля услуги пчеловодам оплачивают. А в Китае растения в некоторых регионах уже опыляют вручную.
Одна из рассказанных Евгением историй довольно печальна. В прошлом году в Россию хлынули сельскохозяйственные препараты, отравляющие пчёл, которые запретили на западе. Стоит обработать поля, и пчелы приносят этот яд в улей вместе со взятком, убивая семью. Спасти насекомых можно, только закрыв леток на неделю. Но летом от активности пчёл улей перегревается. Воск начинает плавиться и на дне улья получается каша из пчел и меда. «Ульям Руси» пришлось срочно разрабатывать сетчатую конструкцию дна, подкрышника и крыши, на которую пчеловоды заменяли свои стандартные, спасая пчел. Такая вот ситуация.
Так что пока покой инженерам только снится. Придумывают, изготавливают, опробуют, предлагают, при заказе подбирают схему доставки. На расстояние до тысячи километров ульи обычно едут в собранном виде. Дальше — для экономии на транспортных расходах в разобранном, с маркировкой, понятной школьнику и носителю любого языка. Одинаково быстро собирают и в Уссурийске, и в Японии. «Проще ИКЕИ», — комментирует Евгений.


Согласитесь, есть о чём задуматься. И в плане того, что хороший инженер нужен во все времена, и того, что всё в нашем мире взаимосвязано и порой домиком для пчелы мы можем повлиять на что-то более серьёзное, чем заработок пчеловода.

Телефон/Viber/WhatsApp: +79159000010
Сайт: www.rusuley.ru
Электронная почта sales@rusuley.ru
VK:https://vk.com/id230037154
FB:https://www.facebook.com/profile.php?id=100006976719866
OK:https://ok.ru/profile/561696287925
TW:https://twitter.com/Rusuley

 

Автор фото Евгения Руссу — Евгений  Трейаль

Партнеры проекта:

spr_missk1.png

Региональный проект по государственной поддержке и продвижению костромских производителей в сфере малого и среднего предпринимательства.

unnamed.png

Ваша новость успешно отправлена!
Это окно исчезнет самостоятельно через 3 секунды...