Коронавирус
Заражения: 20187, за сутки +29
Выздоровления: 17830

…И для меня стало сказкой,
     что случилось потом

Этим интервью с Михаилом Тукмачевым «Костромская народная газета» начинает серию публикаций об известных костромичах, живущих вдали от нашего города, но тем не менее сохраняющих связь с малой родиной.

Разговор с Михаилом Тукмачевым состоялся в офисе «Телеканала РЕН-ТВ» в Москве. Простая обстановка и стандартная мебель в его рабочем кабинете резко контрастируют с нарядными стенами, украшенными цветными фотографиями, гитарами с автографами знаменитых музыкантов и благодарственными письмами первых лиц страны. В облике Михаила изумляет длинная борода «лопатой», которая так не вяжется с привычным образом тщательно выбритого ведущего телепрограммы «Чрезвычайное происшествие».

— Первое впечатление от Костромы?

— Столица! Я жил и учился в Буе. Школьником приехал в Кострому с ансамблем танца в ДК «Текстильщик». Меня поразил масштаб! Огромный зал. Много света, кукурузные палочки из «Лакомки»…

— У тебя есть свое памятное и любимое место в Костроме?

— Целых три. Во-первых, дом купцов Акатовых на улице Островского. Здесь была первая квартира в Костроме с настоящей печкой. Второе место — стрелка, но не туристическая ее часть, а дальняя, неисхоженная. И третье – это Ипатьевский монастырь, место, где я чувствую свою сопричастность с большими историческими событиями. Мифическую, но все же.

— Я знаю, что музыка сыграла в твоей жизни особую роль. Свою карьеру на телевидении ты начинал в качестве автора и ведущего музыкальной программы. С чего все началось?

— Зимой 1987 года, черный кассетный магнитофон «Электроника», который держал в руках подросток у подъезда пятиэтажного дома в городе Буй. Из магнитофона громко разносилась песня группы «Наутилус Помпилиус» «Хлоп-хлоп». Еще о фестивалях рок-музыки «Рококо» остались хорошие воспоминания. Их организатором была Марина Воробьева. Я был одним из ведущих. Но сейчас большая любовь к музыке у меня прошла.

— Работа или семья?

— Так сложилось, что последние двадцать лет я работаю в команде единомышленников. Мы общаемся 24 часа 7 дней в неделю. Но моя семья, конечно, на первом месте. Без нее все было бы бессмысленно.

— Расскажи о родителях.

— Мама – по образованию музыкальный педагог. Работала в свое время с Д.Б. Кабалевским. В Буе она очень известный человек, была директором Дворца культуры железнодорожников и, кстати, сама построила его в 1991 году. Отец работал главным механиком на основных буйских предприятиях.

— Михаил, в твоей жизни была драма. Ты попал в автокатастрофу. Почти год провел в больнице. Как это случилось?

— Мне было 23 года. 27 ноября 1996 года разбился на машине. Реанимация, перелом позвоночника. К счастью, не случилось разрыва спинного мозга, иначе я не смог бы ходить. Рядом оказались друзья, родные люди. Папа с мамой дневали и ночевали в больничной палате. Операцию делали врачи костромской областной больницы. Спасибо им. Вот уже 23 года я хожу с титановой пластиной в спине. С тех пор я научился быть благодарным людям. За то, что сразу пришли на помощь. В первую очередь родители. Они дважды подарили мне жизнь. После этого я и решил вернуться в институт. Мама и папа очень хотели, чтобы у меня было высшее образование, рассчитывали на меня. И я это сделал для них.

— Мне рассказывали, что ты охотно помогаешь людям. Это происходит из чувства благодарности или это такая форма благотворительности?

— Вопросом на вопрос: ты даешь деньги в долг?

— Когда есть, даю.

— Вот и я так же. Когда я могу помочь, зачем мне отказывать в этом удовольствии?

— Твою жену зовут Елена. Расскажи о ней. Какое качество в ней кажется тебе наилучшим? Что в ней есть такого, чего нет в других женщинах?

— У нее потрясающее чувство юмора. Она красивая. Я даже робел, когда с ней знакомился. Она родила мне прекрасных детей. Она меня терпит. Мы 20 лет вместе. Думаю, это по любви. Нужно что-то еще от женщины мужчине? Думаю, нет.

— Как складываются отношения с детьми, дружите?

— У нас хорошие отношения, но это не дружба. Я благодарен сыновьям за то, что они – такие, и благодарен дочери за то, что она – такая.

— У вас патриархальная семья?

— Скорее да.

— Личного примера достаточно для воспитания детей или нужно что-то еще?

— Личный пример определяюще важен.

— Михаил, по образованию ты педагог-психолог, а по профессии журналист и продюсер. Как так получилось?

— Видимо, это судьба. Еще в школе я хотел стать журналистом.

— Поступление в Костромской педагогический институт было случайным решением?

— Скорее закономерным. Я хорошо знал многих студентов и преподавателей историко-педагогического факультета. Еще подростком я попал в лагерь пионерского актива «Соколенок», в котором работали истпедовцы, затем в «Комсорг» и «Артек». Выпускник историко-педагогического факультета Александр Сергеевич Шмагельский был тогда секретарем Буйского райкома комсомола. Он дал мне рекомендацию.

— Ты проучился 3 года, а потом ушел из института. Почему?

— Так сложилось. Многие вспоминают студенческую пору как лучшую в жизни. В спокойные советские годы ничего интереснее студенческой жизни не могло быть. А в 90-е годы студенческая жизнь казалась рутиной. Все важное и интересное происходило за стенами института. Менялась страна, развивался рынок. Много ярких соблазнов и неожиданных перспектив. Поэтому училось сложно. Хотя, конечно, вспоминаются и студенческий КВН, и как ночью рисовали задник для фестиваля «Студенческая весна»…

— Твоя карьера на телевидении развивалась поступательно вверх, от репортера до главного продюсера. А были на этом пути какие-либо отступления, трудности и сбои?

— Когда в начале реабилитационного периода я первый раз вышел из дома, то шел без сил, держась за забор и трость. Это было летом 1997 года. Мне тогда пенсию дали. И для меня стало сказкой все, что случилось со мной потом.

— Ты начинал свою карьеру в костромской телекомпании «Русь». Тебя уволили с работы. Что тогда случилось?

— В 1999 году были выборы мэра Костромы. Телевидение «Русь» поддерживало действующего мэра Бориса Константиновича Коробова. Там были выстроены связи, горизонтальные и вертикальные, таким образом, что мне поручили войти в личный контакт с Коробовым. Он мне доверил многие вещи, я ему многое доверил. Он сделал для меня много хорошего и во время избирательной кампании, и после, когда уже ничем не был мне обязан. Он вообще хороший человек, особенно в отношении к людям.

— В телевизионной программе ты тогда выступил с резкой критикой директора «Центрального» рынка Александра Шалаева. Он претендовал на должность мэра. Что двигало тобой тогда?

— Кострома одно время была удобной площадкой для националистов. И участие в избирательном процессе людей с такими взглядами казалось мне недопустимым. Тогда все сложилось: убеждения, работа в команде и понимание, что авторитет можно заслужить только поступками.

— Что случилось потом?

— Потом началась избирательная кампания костромского губернатора. Телекомпания «Русь» решила поддержать Виктора Андреевича Шершунова и выступить против Коробова. Вот тогда мне и сказали: «Все, хватит, разворачивай оглобли». Я в ответ: «Вы же меня сами к нему направили, как я теперь в глаза человеку буду смотреть?»  После этого меня уволили. И предупредили, что в Костроме у меня нет шансов работать на телевидении.

— Запрет на профессию?

—  Можно и так сказать. Это было непростое время. Мы с женой могли себе позволить один окорочек на два дня. Мне было двадцать семь лет.

— Кто-нибудь помог?  

— Да. Большое спасибо Юрию Михайловичу Опельянцу. Он помог мне и профессионально, и по-человечески. Потом, когда выяснилось, что в Костроме будет работать еще одна телевизионная частота, он посоветовал направить заявку на конкурс. Я поехал в Москву в Министерство печати. Там у входа увидел припаркованную машину губернатора В.А. Шершунова. Я даже заходить не стал, а потом написал письменный отказ. И стал искать дело в Москве. Помог мой друг Михаил Фролов, который тогда работал шеф-редактором правовых программ на НТВ. Теперь он главный редактор мультимедийного информационного центра «Известия».

— А ты теперь заместитель генерального директора телеканала РЕН-ТВ. Это закономерный итог или случай?

— Это точно судьба, потому что по-другому не объяснишь. Мне очень повезло. Я попал в команду, которая умеет работать. Я не подозревал, что люди так профессионально и слаженно умеют двигаться к поставленной цели. Здесь, конечно, думают о деньгах и о том, как обеспечить свои семьи. Но думают ни в коем случае не в ущерб товарищу. Мне ни разу не надо было предавать кого-либо или делать подлость.

— Итак, в 2002 году ты переезжаешь в Москву и начинаешь работать на НТВ. В 2004 году становишься ведущим программы «Чрезвычайное происшествие». Это телевизионная криминальная программа.

— Не совсем криминальная. В то время в начале 2000-х годов я работал в самом мобильном и боеспособном, но низовом звене информационных служб телевидения. В целом это была текучка. Ежедневный вал происшествий. Утром я ехал в суд на заседание про шпионов, вечером в «Трансвааль-парк», где рухнула крыша, ночью теракт на Тверской. Это была репортерская работа в информационной программе.

— Тебе пришлось видеть много трагедий. Делать о них сюжеты. Что осталось в памяти?

— Запомнились первые репортажи: Дубровка, Тушино.

— Как с этим справляется психика?

— Привыкнуть к этому нельзя.

— Михаил, ты создатель, продюсер многих телевизионных программ. Какая из них тебе наиболее дорога?

— Каждый проект мне интересен. Каждый по-своему дорог. Но и каждому – свое время. Меняется время, формат телевидения.

— Телеканал РЕН-ТВ в последнее время занимает верхние строчки в рейтинге просмотров среди мужчин. Это предмет гордости для генерального продюсера канала?

— Нужно объяснить причину, почему это произошло. Мы перестали показывать программы, которые от нас не ждут. Это не значит, что мы прекратили экспериментировать. Нет, но, включая наш канал, зритель понимает, что он смотрит именно РЕН-ТВ, телеканал-блокбастер.

— А что для тебя в этой работе главное: успех как продюсера или состоятельность мужчины, человека?

— В первую очередь я, конечно, мужчина, а во-вторых, я продюсер, и мы с командой находимся в процессе. Гордость вызывает, что мы нащупали эту дорогу.

— Последний вопрос. На костромской земле родилось много замечательных людей. Кто, по-твоему, самый прославленный из них? И был ли в твоей жизни человек, которого ты мог бы назвать своим учителем?

— Было и есть много людей, которые меня чему-то научили и многое для меня сделали. Это и Борис Константинович Коробов, и Алексей Зензинов, мы дружим, и Михаил Фролов, и бывший мой руководитель на НТВ Владимир Золотницкий, и нынешний мой друг и директор Владимир Тюлин, и Александр Шмагельский, и, конечно, мои родители и моя жена и многие люди. И даже те, кто выгнал меня с костромского телевидения, тоже многое для меня сделали. Каждый чему-то научил. А про прославление Костромы людьми – я схитрю. Наиболее достойна сама Кострома, которая вобрала в себя всех живших и живущих в ней. Некий собирательный образ и в то же время некое существо, наделенное человеческими качествами. О такой Костроме пел Борис Гребенщиков. Она представлена в фильмах. Она как символ провинциальный жизни. И не её представители поднимают город и делают его достойным, а Кострома поднимает своих выходцев наверх и над собой.

 Александр ПАВЛОВ
при содействии РОО «Костромское землячество».

Досье: Михаил Александрович Тукмачев — заместитель генерального директора телеканала «РЕН ТВ» по продюсированию. 47 лет, из г. Буй. Окончил КГУ им. Н.А. Некрасова, кандидат педагогических наук. С 1998 г. работал в Костромской телекомпании «Русь», С 2000 г. внештатный корреспондент федеральных СМИ. С 2002 г. корреспондент «НТВ». С 2004 по 2009 гг.  – автор и ведущий программы «Чрезвычайное происшествие. Обзор за неделю». С февраля 2010 г. топ-менеджер телеканала РЕН-ТВ. Член Союза журналистов России, академик академии Российского телевидения. Женат. Трое детей.

Ваша новость успешно отправлена!
Это окно исчезнет самостоятельно через 3 секунды...