Знакомьтесь: Елена Григорьевна Кузнецова. Тренер фигурного катания Федерации фигурного катания Костромской области. На коньках 56 лет, из них 43 года на тренерской работе. Сегодня круг ее забот на Ледовой арене — группы здоровья для младших детей и взрослых.

Дело воспитания фигуристов-спортсменов она передала в руки молодых тренеров. Кстати, все ее ученицы. Талантливые, дерзкие, целеустремленные. Они создают свою, костромскую школу фигурного катания. И вполне успешно: ее воспитанницы превзошли учителя.

Мы встретились после тренировки. Елена Григорьевна выглядела бодро, как будто и не было нескольких часов тренировки.

Все началось …с телевизора

— Елена Григорьевна, вы пришли в этот спорт более полувека назад, когда еще фигурное катание не было столь популярным, а условия для тренировок были суровыми — на открытом воздухе и занесенных снегом катках. С чего все начиналось?

— Как часто бывает, «с однажды». Однажды увидела по ТВ выступление наших прославленных фигуристов Белоусовой и Протопопова. Это были люди из другого мира, из мечты о чем — то волшебном. И захотелось прикоснуться к этой сказке. Мама узнала, где в городе есть занятия фигурным катанием, и привела меня на каток. Это, как говорится, была любовь с первого взгляда и на всю оставшуюся жизнь.

Катание на коньках давалось легко, и стало любимым занятием. Я не пропускала ни одной тренировки, а нередко оставалась покататься и с другой группой.

— Наверное, тренеры были хорошие?

-Это правда.  С годами поняла, что привить любовь у ученика к спорту можно в том случае, если любишь это дело сам. Мне в этом плане повезло с тренерами.

Фигурное катание началось в городе в конце 1950-х годов. Причем, не только одиночное, но и парное катание. Первый тренер, который положил начало этому виду спорта, был Николай Александрович Смирнов. Он был серебряным призером страны в парном катании. О его судьбе я не знаю ничего. Затем по распределению после окончания института физкультуры в наш город приехал Борис Кибирев. Он сразу поднял фигурное катание на новый уровень. Но он проработал в городе недолго — его пригласили в тогдашний Горький, где, конечно, условия были много лучше. После него в этом виде спорта наступило затишье.

Я начала заниматься у тренера Ядвиги Фердинандовны Синочкиной. Она приехала к нам из Ленинграда с мужем военным. Яркая женщина, с польскими корнями, занималась фигурным катанием в Москве и Питере, каталась в балете на льду. Она была специалистом высокого класса и  многому меня  научила. Мы тренировались на стадионе «Спартак» на бульваре Петрковского, тогда Парковой.

Тот мой уровень в фигурном катании тренер оценивала как уровень кандидата в мастера спорта. Я многое умела. А вот на соревнования нас не возили, и сравнить было не с кем. В больших городах занятия фигурным катанием проходили круглогодично на закрытых катках и искусственном льду, а мы занимались только три зимних месяца на естественном льду, не всегда вовремя расчищенном и залитом. Так что соревноваться на равных мы не могли. Кроме того, в то время существовали разные требования для закрытых и открытых катков. Часто перед тренировкой мы сначала чистили каток, а потом уже вместе с нами катались мальчишки с ближней округи и бегали собаки. Когда я работала в «Арсе», в Давыдовском микрорайоне,  первенство города и области у нас проводилось. Грамоты и подарки нам давали. И занимались мы по утвержденным программам. Все было вполне серьезно.

— Вы уже тогда определились с будущей профессией?

— Нет, конечно! Я просто наслаждалась катанием. Однажды на занятия пришел наш бывший воспитанник, фигурист Александр Болоцкий. Он заметил мое катание, оценил и стал со мной заниматься отдельно. Он и заронил во мне идею стать тренером, сказав: «Ты много умеешь. Поступай в институт физкультуры». Я, конечно, засомневалась: «Неужели я смогу стать тренером? Это нереально и недосягаемо». Но судьба распорядилась иначе — я посвятила свою жизнь этому виду спорта, с 17 лет мой трудовой стаж. Конечно, было сложно — не хватало теоретической подготовки, умения толково объяснить ученикам. Начинала работать в Нерехте — там существовала тогда своя школа фигурного катания. А потом был перерыв — замужество, рождение детей.

Тогда и появились сомнения, своим ли делом занимаюсь. Но именно в этот момент меня разыскала мой тренер Ядвига Фердинандовна и уговорила взять ее группы, поскольку она с мужем уезжала в Монголию. Так в очередной раз определилась моя профессиональная судьба.

Ни один день не похож на другой

— А не скучно всю жизнь заниматься одним и тем же делом?

— Скорее всего, это «неправильно». Наверное, человеку следует менять свою жизнь и не один раз. Но у меня вышло так. А потом у меня ни один день не похож на другой. Приходят на тренировку и взрослые, и дети, разные по настроению, по состоянию здоровья, по уровню подготовки, по трудолюбию, а тренер  обязан провести с ними интересную тренировку. Так что не заскучаешь!

Я не честолюбива. Что у меня хорошо получается, тем и занимаюсь. И радуюсь, что мои ученики лучше меня.

— Что вы не сможете простить своим ученикам?

— Наплевательское, небрежное отношение к тренировкам. Я больше воспитатель, чем тренер. Я не повышаю голос. Я жду, когда ребята мои замечания воспримут и будут стараться делать самостоятельно, почувствуют, что это им надо.

Я вообще за массовый спорт. Дети должны получать удовольствие от занятий, под красивую музыку, в красивой обстановке. Мне всегда жалко тех, кто до изнеможения выкладывается на льду. Фигурное катание — это жесткий вид спорта, но и в то же время  интеллектуальный, высокоорганизованный труд, спорт и искусство одновременно.

Конечно, приятно, что твои воспитанники занимают призовые места, но мне важнее сам процесс их учения и польза для здоровья.

— А можно отличить сходу способного ребенка от неспособного к этому виду спорта? Как увидеть «ледовый образ» ученика?

— На этот вопрос однозначно ответить сложно. Думаю, талант — это определенная энергия, которая потом дополняется трудолюбием. Есть известная формула: успех — это талант, труд, терпение. То, чего не дано природой, достигается ежедневным напряженным трудом.

Спорт очень  справедливая вещь. Либо ты можешь и хочешь, либо не можешь, значит нужно понять, как измениться, чтоб ты смог.   Тем и хорош спорт, что дети с детства осознают это и учатся.

Мой принцип: нужно кататься стабильно и радостно.

Жестокий спорт

— Но спорт вообще, а фигурное катание в частности очень жестокий вид. В 18-20 лет, а то и раньше, девочек-фигуристок «выбрасывают на обочину». Хорошо, если раньше были победы и пьедесталы. А если нет? Как вы относитесь к требованиям ужесточить возрастной ценз?

— Да, мне жаль детей, которые работают на износ, нередко жертвуют здоровьем, учебой в школе. Но способные дети все равно будут побеждать в любом возрасте.

Вспоминаю себя. Самые большие силы у меня были в 16-17 лет. Казалось, я могу все, и тренировалась сутками. А вот к 19 прыгучесть была уже не та, и усталость наступала быстрее.

Повторюсь, я за массовый спорт, который развивает выносливость, гибкость, координацию, воспитывает характер. А спорт высших достижений, он для особо талантливых ребят, для избранных.

— Складывается впечатление, что фигурное катание — это скорее соревнование тренеров, а не спортсменов…Конкуренция школ.

— Соглашусь с этим. А, кроме того, это соревнование родителей. Нас раньше записывали в секцию и особенно не заботились об успехах. Занимаешься делом и хорошо. А сейчас приводят на каток и начинают ребенка «дрессировать», чтобы он был лучше всех. Часами стоят на тренировках, наблюдают, ругают, больше, чем тренер.

— А в чем секрет успешного тренера?

— Много работать. И влюбить воспитанника в то, что любишь сам. Тренер растет вместе с учеником. За один год не воспитаешь победителя. Когда тренер и ученик в связке заточены на успех, тогда и получается нужный результат.

— Как вы относитесь к ситуации с Камиллой Валиевой?

— Всех тонкостей произошедшего на Олимпиаде, мы, конечно, не знаем. Мне думается  — здесь сработал принцип: не можешь победить сам — помешай другому.

«Не нужен мне берег турецкий…»

— Вы целый год работали тренером в Турции. Вам было там комфортно?

— Да, меня пригласила в Стамбул моя ученица. Там требовался русский тренер. Согласилась не сразу. В пользу отъезда была сложившаяся ситуация с фигурным катанием в городе — здесь все разваливалось, кататься на улице было сложно, каток за сезон в лучшем случае заливали раз девять, плюс то мороз, то метель, то ветер… Словом, масса проблем, которых сегодняшнему поколению не понять и не объяснить.

Для работы там были созданы хорошие условия. Правда, каток располагался на территории торгового центра, но все было устроено лучшим образом. К детям привыкла быстро — они везде одинаковые. А вот привыкнуть к чужому языку, к чужой природе так и не смогла. Предлагали продлить контракт, но через год я уехала.

Оказалось, как это ни пафосно, я патриотка. Когда приехала сюда, мне все встречные на улице люди казались родственниками, всех хотелось обнять, со всеми поговорить.

Я вернулась домой в 2007 году, а в феврале следующего года открыли каток в «Мегамире». Это было много лучше, чем на улице, проводить занятия можно было круглогодично.  Хотя тоже условия не были идеальными — холодно, тесно, без теплых раздевалок, дети часто болели.

Вдвоем, с моей ученицей, нынешним руководителем федерации фигурного катания, выпускницей института физкультуры имени Лесгафта Юлией Александровной Тощаковой мы взялись возрождать этот вид спорта в нашем городе.

А в 2011 открыли Ледовую арену. Это уже новый этап. Тогда у нас стали появляться первые результаты. Юля из скромной трудолюбивой девочки выросла в мастера, строгого и успешного тренера. Так мы заявили о себе и стали частью спортшколы олимпийского резерва  имени Александра Голубева.

Чтобы иметь возможность выходить с учениками на российские соревнования, а потом стать членом федерации фигурного катания России, нужно было сначала создать свою на областном уровне. Все документы оформили, и Юлия Александровна возглавила нашу федерацию.

Мы живем надеждой

— Расскажите о сегодняшнем дне отделения фигурного катания.

— У нас занимается более 100 детей. Уходят немногие, хотя  это очень тяжелый вид спорта, да и финансово затратный.

У нас пять тренеров. Их объединяет общее правило — профессионализм и умение работать честно и прилежно. Все они имеют высшее специальное образование. Горжусь, что Дина Андреевна Кузнецова, Татьяна Юрьевна Пророкова, Елена Леонидовна Матюхина и Юлия Александровна Тощакова  — мои ученицы.

Наши воспитанники катаются очень хорошо не только на уровне города и ЦФО, но отмечены и на российском.

Известная всей стране Маша Реброва была отобрана для участия в шоу «Ледниковый период. Дети». Сегодня она тренируется в Москве.

Катя Кольцова и Арина Мохова — победительницы российских турниров.

Илья Попов занял на недавнем соревновании второе место в ЦФО и вошел в полуфинал, будет представлять наш город на всероссийских соревнованиях.

Наш Владислав Смирнов тренируется в Москве, парное катание.

Несколько наших выпускников продолжают обучение в институтах физкультуры. Это будущие тренеры и педагоги.

Наша цель — сделать школу фигурного катания востребованной и престижной, потому что коньки — это здоровье нации.

— И есть для этого все условия?

­- К сожалению, не все. Нам не хватает хорошего спортивного зала, уж очень маленькое помещение, не достает оборудования — шведской стенки, тренажеров, акробатических матов, зеркал. 

Но мы живем надеждой…

Елена Крюкова
Фото Николая Суворова.

Ваша новость успешно отправлена!
Это окно исчезнет самостоятельно через 3 секунды...