Движение без опасности_август 2020_1
Наше радио_ДТ

Георгий ТАЩИЕВ:«Чтобы пофамильно, по имени-отчеству…»

– Георгий Георгиевич, а может, все уже подустали от этой темы? Сколько лет прошло. Да и других проблем невпроворот.

– Как сказать… Власть о нас не забывает. Хотя бы потому, что мы периодически о себе напоминаем. У общества интерес к нам еще не остыл. Порой подогревается это такими датами, как двадцать шестое апреля, тридцатое ноября…

– Можно о второй дате подробнее?

– Это неузаконенный, к сожалению, День ликвидаторов. Поскольку именно тогда была поставлена последняя подпись под актом об укрытии объекта. Строили-то долго. Лишь в ноябре 1990-го завершили это мероприятие.

8Jf3aTAQ8O0.jpg

– Костромичей-ликвидаторов много было в Чернобыле?

– Более четырех тысяч.

– Каким образом люди там оказывались? Добровольно? За посулы? В приказном порядке?

– (Мгновенно.) Нет-нет, насильно никого туда не призывали! В то время существовало такое понятие, как мобилизационный ресурс. Бригада войск радиохимической защиты была отправлена в мае 1986 года. Пополнение личного состава шло за счет призыва через военкоматы. И как раз пошло: Костромская, Ярославская, Ивановская, Владимирская области.

– Я тогда служил в Софрино. Готовился к дембелю. И вдруг нам привозят каких-то потерянных салаг, строго предупредив: «Если хоть пальцем тронете…» Оказались из Чернобыля.

– Конечно, когда все начиналось, бросили Киевский, Белорусский военный округ, Где проходили службу срочники. Страна-то одна.

– Значит, «моих» мальчишек не тронули. Перевели в Подмосковье от греха подальше.

– Их тронули. Но потом быстро вывели. Быстро! И заменили на подготовленных ребят от двадцати пяти до сорока лет. Набирали специалистов с учетом военных специальностей. Это грамотные люди, с первой группой здоровья. И желательно, имевших детей. Помимо этого шло командирование по линии Минэнерго. В том числе и женщин из Волгореченска. Они, уехав, работали поварихами, официантами, парикмахерами.

– На момент командировки какая была у вас должность?

– Помощник начальника учебного отдела Костромского высшего военного командного училища химической защиты. Звание — капитан.

– И как оказались в сверхопасном месте?

– По приказу Министерства обороны. Наше училище стало туда откомандировывать людей. Была создана оперативная группа, которую возглавил генерал-полковник Пикалов, ставший Героем Советского Союза. Менялись через месяц, может, чуть больше. Кто как. С учетом состояния здоровья, крови.

NqGVcDgE0Vs.jpg

– Вы недавно вручали землякам-героям памятные медали, посвященные тридцатилетию ликвидации аварии. Меня поразило то, что некоторые не явились на мероприятие, постеснявшись…

– (Вздыхает.) Многих пришлось просто искать. Потихоньку раздаем… При личной встрече, при общении. Тут, конечно, здорово помогла администрация области. Потому что изготовление каждой медали стоило определенных денег.

– Тема материальной помощи в деле некоммерческих организаций немаловажная.

– Если вы о грантах, то получали мы и городские, и областные гранты. Теперь заявились на Президентский, при поддержке областной научной библиотеки.

– На какие цели?

– Проект большой. Планируем вести в течение года. Выставки, встречи, рассказы о тех временах. Порой, горькая правда. Создание электронной «Книги памяти». Чтобы пофамильно, по имени отчеству о каждом нашем ликвидаторе. И о тех, кто жив, и об ушедших. На первое сентября из четырех тысяч в живых оставался 691 человек. По области. Это безвозвратные потери. И людей надо поддерживать. Морально прежде всего и медицински. А так же общение.

– И уважение.

– Именно! Чтобы помнили, знали. Прежде всего молодежь. У нас «завис» памятник на проспекте мира. В районе бывшего горкома ВЛКСМ. Уже залит фундамент, есть табличка, гласящая о том, что здесь будет памятник нашим чернобыльцам, семипалатинцам. Периодически возле нее появляются гвоздики. Но… Все банально — нет средств.

– Зато, говорят, нашлись средства на возрождение строительства Буйской АЭС.

– Это говорят те, кому больше не о чем говорить. Ее НЕ БУ-ДЕТ. Мы изначально были против. Проекты непродуманные совершенно. С другой стороны… В центре Москвы на Каширском шоссе в Курчатовском институте работают несколько ядерных реакторов. Они когда были построены? При Лаврентии Павловиче Берия, который курировал эти дела. Строго! Жестко! Шаг влево, шаг вправо… Попробуй там изменить марку цемента, отойди на миллиметр от стандартов!

– Сегодняшняя невидимая зараза чем-то схожа с той, чернобыльской. Скорее всего, именно пугающей незримостью. Как людям успокоиться?

– Если порыться в Интернете, то можно увидеть, как там в зоне отчуждения ходили. В средствах защиты. Мало того, это контролировали. Так же и сейчас. Необходимо без паники, но с предельной осторожностью вести себя. Прежде всего, соблюдать все рекомендации. И одними увещеваниями, с моей точки зрения, уже не обойтись. Все люди взрослые. А у школьников, праздно гуляющих по улицам, есть родители, в конце концов. И пусть потом не жалуются.

 

Дмитрий Тишинков.


Фото из архива Георгия Тащиева.

Котлетарь
Десяточка_10-16 августа 2020
ГЛАВСНАБ_август 15%
МИРТ_август 2020
Ваша новость успешно отправлена!
Это окно исчезнет самостоятельно через 3 секунды...