Коронавирус
Заражения: 6 992, за сутки +106
Выздоровления: 4 951
Аптеки столички_ДТ
НН
MajorExpress
Синемастар
Дополнительное образование
Работа

Мы все – артисты

— Дмитрий Владимирович, говорят, что настоящий артист неизбежно остается артистом и вне сцены, так ли это?

— Наверное, да. Хотя многие артисты уверяют, что нужно уметь разделять профессиональную деятельность и жизнь вне театра. Ну, не знаю, по-моему, это некое заблуждение, потому что мы все – артисты, даже если не имеем никакого отношения к театру. Мы все и привираем, и преувеличиваем, и играем что-то, пытаясь казаться не такими, какие есть на самом деле. Даже бессознательно надеваем на себя какие-то маски, находясь в каком-то образе, а это ли не театр? Так что все мы немножко артисты, как в жизни, так и на сцене. Мне кажется, когда артист говорит, что он в жизни совсем не такой, как на сцене, то он немножко лукавит.

— Профессия артиста обязывает выглядеть всегда безупречно, на что лично вы готовы пойти ради интересной роли?

— Не знаю (смеется). Давайте расскажу одну давнюю историю. Да, у меня был лишний вес, и однажды режиссёр не в приказном порядке, но намекнул, что мне не мешало бы избавиться от ненужных килограммов. Он так это высказал, что мне стало невыносимо обидно, и я за две недели сбросил одиннадцать килограммов. Все девчонки в театре мне завидовали, ведь они годами сидят на различных диетах, и далеко не всегда успешно.

Так, а вот об этом, пожалуйста, расскажите поподробнее, читателям газеты будет интересна диета от известного артиста.

-Это – японская диета. Две недели надо есть обычную белокочанную капусту в сыром виде, также можно отварную рыбу и кефир. Там все расписано было, что и когда можно есть.

— Легко ли вам далось похудание?

— Да что вы! К концу первой недели я буквально ненавидел всех, кто находится рядом со мной, потому что молодой мужчина должен есть мясо. Но каков шикарный итог – одиннадцать килограммов! После этого я стараюсь держать себя в тонусе, чтобы больше не сидеть на диете. Так, сейчас ограничиваю себя в мучном, практически не ем хлеб. Да и порции еды сознательно уменьшаю, стараюсь поменьше на ночь есть. Причем поправился я в студенческие годы, когда мы питались макаронами да булками с майонезом.

На сцене – как рыба в воде

— Дмитрий Владимирович, а не было ли у вас таких ролей, ради которых надо было поправиться, и готовы ли вы на это?

— Ну уж нет! Вот если бы в еще кино предложили такое, то может быть… Понимаете, в театре есть всякие премудрости, типа «толщинок», которые можно надеть под одежду. Все это выглядит достаточно органично. Держать тело необходимо в порядке, похудеть гораздо сложнее, чем поправиться.

— Всегда ли вам удается легко вжиться в образ героя, и как вы это делаете?

— По-разному, иной раз материал ложится сразу же на меня. Иногда черты характера, какие-то внутренние качества героя я сразу не понимаю. Так, зарубежную драматургию русскому человеку понять все-таки более сложно. Всегда пытаюсь разобраться в сложностях взаимоотношений героев, мотивах их поступков. Помню спектакль «Замок в Швеции» Франсуазы Саган с лесбийскими мотивами. Нам, с нашим-то русским менталитетом, понять было нелегко.

— Какой образ вам наиболее близок и понятен?

— Из последних образов – Пугачев в «Капитанской дочке». Мне он очень нравится. Тут мне все понятно, может, потому, что автор – Александр Пушкин. Я знаю, почему Пугачев так поступает, все его мотивы для меня ясны и черты характера. Я думаю, что и зрителю мой герой понятен. Более того, не так давно одна зрительница призналась, что читала книгу, и именно таким и представляла Пугачева.

— А каким вы себе представляли Паратова? Были ли у вас трудности при работе над этой ролью?

— Для многих Паратов – это Никита Михалков, поэтому для меня главное в работе над этой ролью было не совпасть с бессмертным фильмом Эльдара Рязанова. Я старался уйти от этого образа как можно дальше, хотя на зрителей он всегда будет влиять. Кто бы ни исполнял роль Паратова, его постоянно будут сравнивать именно с Михалковым. Кстати, этот фильм снят по мотивам пьесы. По сути, там от самой-то пьесы не так много и сохранилось. Не буду скрывать, этот образ мы с режиссером достаточно долго и детально разбирали. Я начал понимать Паратова примерно к десятому спектаклю. Только тогда я ощутил себя в этой роли, как рыба в воде, – все стало понятно, и на сцене – легко.

Не сыпьте соль на рану…

— Дмитрий Владимирович, говорят, что вы больше любите играть отрицательных персонажей, а почему?

— Поначалу у меня были исключительно отрицательные роли. Мне кажется, что в положительном герое все равно есть какая-то неправда. Так, в некоторых присутствует излишняя слащавость, а отрицательный герой – он настоящий, и его постоянно оправдываешь. Как нас учил Станиславский: если ты играешь отрицательную роль, то ищи в герое положительные качества.

— И вам это всегда удаётся?

— Не всегда, но всегда стараюсь сделать отрицательного героя человечным. Также пытаюсь донести до зрителя, почему это он так делает, мотивы его поступков. Знаете, иногда такой герой поступает как негодяй, потому что у него есть где-то такая рана, в которую все окружающие залезают своими грязными руками, и чуть ли не соль туда сыплют. Вот он таким гадом и стал только потому, что его таким сделали. В чем-то такой герой правдивей и честнее многих.

— Вам приходилось и царей играть, что при этом испытывали?

— Царей чаще всего играл в детских сказках, а также короля Клавдия. Кроме того, участвовал в импровизированном представлении, когда Кострома призывала на престол Михаила Романова. Все было невероятно трогательно. Когда я вышел у Ипатьевского монастыря на подиум и увидел собравшийся народ, то что-то такое внутри затрепетало. Я понимал, что это просто зрители, но все равно был какой-то драйв, даже частично – какое-то тщеславие…

DSC_0402.JPG

         Всегда нравилось петь

— Дмитрий, а над чем сейчас вы работаете?

— Сейчас у нас ставится новый музыкальный спектакль, рабочее название «Легенды». В День театра, 27 марта, состоится премьера. В драматических театрах музыкальные спектакли – большая редкость, поэтому для нас это просто удача.

У вас и образование музыкальное есть?

— Да, я окончил Ивановское музыкальное училище по классу вокала. Также я получил в Ярославском театральном вузе специальность – актер драматического театра и кино.

— Все ли спектакли идут с аншлагом?

— Перед Новым годом было небольшое затишье, но сейчас вновь люди идут в наш театр. Костромской зритель просто замечательный. Причем с годами зритель заметно изменился. Так, я работаю в театре с 2003 года, тогда и посещали театр реже, да и культура поведения некоторых оставляла желать лучшего. Мы воспитали костромского зрителя, и сейчас постоянно приходят молодые люди, которые воспитывались на наших сказках. Некоторые на один спектакль по несколько раз ходят, причем и отзывы хорошие пишут.

— А как вы проводите отпуск?

— Постоянно что-то ремонтирую, то у тещи, то у себя. Меня с детства отец научил все делать своими руками. Могу и строгать, и пилить, и гвозди заколачивать. Я из рабочей семьи, мать и отец работали мастерами на заводах.

— Что же вас привело в театр?

— Я поступал в политех, первый же экзамен по математике сдал на двойку. В школе я активно участвовал в КВН, творческих вечерах, десять лет учился в музыкальной школе. Мне всегда нравилось петь, и солистом в школьном хоре я всегда был. Поэтому, услышав по радио информацию, что в Ивановском музыкальном училище открывается филиал Ярославского театрального института, я туда и рванул. Выяснилось, что это – в планах, поскольку нет финансирования. Вот я и поступил на вокальное отделение музучилища. Поначалу хотел проучиться год и уехать в театральный, но педагог убедил в необходимости не бросать учебу на половине пути. Потом окончил Ярославский театральный вуз.

Идеалов не существует?

— Дмитрий, ваше амплуа нередко определяют как героя-любовника, что вы об этом думаете?

— Кому же это может не нравиться!? Когда молодой артист приходит в театр, то он, как правило, и играет героев-любовников. Не всем везет сразу начинать с главных ролей, но мне повезло, и я начал свою карьеру с героев-любовников. Сейчас меня потихоньку переводят в другую возрастную категорию – к папашам.

— Говорят, что в реальной жизни вы – идеальный семьянин, так ли это?

— Ни в коем случае не идеальный семьянин. Я, конечно, представляю, что это, но у меня не очень и получается. Хотя и стараюсь приблизиться к нему. Но я вообще-то не люблю идеалы, потому что это все ложь, и идеалов не существует. Просто есть какая-то золотая середина, вот я ее во всем и придерживаюсь. Мне кажется, что идеала достичь невозможно.

— Расскажите, пожалуйста, о вашей семье.

— Я женат уже 18 лет. Жену зовут Елена. По образованию она – физик-теоретик, но по профессии не работает. Самое главное – она прекрасная жена! У нас быт на высшем уровне: меня дома всегда встречают с борщом, обниманиями, целованиями. Жена у меня – настоящая героиня. Сыну Ярославу – 16 лет.

— Как проводите свободное время?

— Выходные стараюсь проводить с семьей, ездим в деревню к друзьям, на родину, в Ковров. Смотрим кино дома. За грибами любим ходить, есть и парочка испробованных мест, но не раскрою их. Люблю огурцы и помидоры мариновать.

— А рецептом поделитесь?

— Это рецепт моего деда. В трехлитровую банку положить чеснок, лист смородины и вишни, укроп, три ложки сахара и ложку соли. В банку кладем огурцы, заливаем кипятком и стерилизуем 20 минут, добавляем десертную ложку эссенции и закрываем. Хранить в погребе.

Блиц-опрос

— Ваш любимый цвет?

— Красный и коричневый.

— Любимое время года?

— Лето и зима, чтобы снега много.

— Ваше любимое блюдо?

— Блины с селедкой.

Валентина Фадеева.

Фото Николая Суворова.

 

Наша марка_29.09.2020-28.10.2020
Главснаб_Октябрь 2020_ДТ
Десяточка_ДТ_27.10-1.11
Ваша новость успешно отправлена!
Это окно исчезнет самостоятельно через 3 секунды...