Коронавирус
Заражения: 6 477, за сутки +101
Выздоровления: 4 724
Аптеки столички_ДТ
НН
MajorExpress
Синемастар
Дополнительное образование

Недавно  отмечался Международный день миротворцев ООН. Ее миссии в различных уголках нашей планеты поддерживают международный мир, безопасность и стабильность.

О службе в составе миротворческих миссий ООН мы говорили с Михаилом Летягиным, координатором Международной ассоциации миротворцев ООН «Солдаты Мира» в Центральной Федеральном округе РФ. 

Все решил случай

— Я родился в Ленинграде, школьные годы провел в Выборге. Уже тогда интересовался иностранными языками. Кроме школы, дополнительно занимался с переводчиками «Интуриста».

С детства мечтал быть военным, но поступил в Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта. Все решил случай. В институте у нас была военная кафедра. И когда мы выпускались, приехали представители Министерства обороны и сказали: «Нам нужны такие специалисты». А мы были железнодорожниками, инженерами-механиками… И нас отправили в Кострому. Здесь с 1984 года  формировались новые полки и разворачивался боевой железнодорожный ракетный комплекс.


Так вы служили на БЖРК?

— Я водил этот комплекс. Несколько лет был машинистом. Практически до 1991 года, когда Горбачевым был подписан договор СНВ-2 «О нераспространении ядерного оружия». А до этого мы несли дежурство в европейской части СССР, доезжали до Саратова. Дежурство проходило 28 дней, как автономное плавание.


Наверное, вас окружала атмосфера повышенной секретности?

Когда комплекс шел по маршруту, посторонних на станции не пускали, только наблюдали начальники станций, представители госбезопасности, воинских частей.  Как-то мы приехали на одну станцию в Ленинградской области, вышли на обслуживание комплекса,  смотрим, в лесу гуляют грибники в спортивных костюмах с корзинками. «Откуда? Когда в округе нет ни одной деревни?» А это нас так охраняли…

— Михаил Валерьевич, а  как вы попали в ряды миротворцев?

К концу 90-х годов в Кострому стали приезжать американские наблюдатели по соблюдению договора о сокращении ядерного оружия. От наших военных частей назначался внутренний эскорт, я работал в его составе. Однажды в 2002 году меня вызвал начальник отдела кадров: «Пришла телеграмма –  нужно отбирать кандидатов для службы в сложных климатических условиях».  Чтобы стать военным наблюдателем миссии ООН, надо было водить автомобиль, иметь хорошую физподготовку, здоровье, знать компьютер и английский язык. Согласование шло несколько лет.

DSC_0847.JPG

— И сразу за рубеж?

— Нет. В 2004 году я поехал на двухмесячные курсы, где обучали военных миротворцев. Тяжело было! Обучение и общение шло на английском языке, поэтому его пришлось подтягивать. Нас учили разбираться в военной технике, радиосвязи, снаряжении, изучали устройство вооружения, самолета, вертолета. Второй месяц мы занимались вместе с иностранцами. Это было необходимо для преодоления языкового барьера, чтобы лучше понимать на слух.

 После окончания меня готовили к отъезду в  Кот д’Ивуар. В марте 2005 года я приехал на прививки: от желтой лихорадки, столбняка, гепатита. И тут мне сказали, что миссию в этой стране закрывают, и меня направили в Западную Сахару.  Миссия ООН по проведению референдума в Западной Сахаре была организована в 1991 году в соответствии с «предложениями по урегулированию», на которые дали свое согласие Марокко и Народный фронт освобождения.

План урегулирования предусматривает переходный период, во время которого специальный представитель генерального секретаря несет полную ответственность за все вопросы, связанные с референдумом, на котором народу Западной Сахары предстоит выбрать между независимостью и вхождением в состав Марокко. Ему и помогали миротворцы.

Западная Сахара мне  теперь снится

— В чем заключалась ваша работа?

— Мы контролировали войска противоборствующих сторон, посещали их воинские части, пересчитывали оружие и технику, отслеживали их перемещение. Много работы было по разминированию зон боев и уничтожению неразорвавшихся боеприпасов. Также мы посещали местное население сахарви (бедуины) и лагеря беженцев. Это обычно несколько палаток, рядом стада пасутся. Спрашивали об их проблемах, о питании.  Если нужны были врачи – привозили. Мужчин в таких лагерях практически не было, они все мобилизованы.

— Как к миротворцам относится местное население?

— В основном местные понимают, что без миротворцев невозможно остановить кровопролитие. Люди прекрасно видят, что именно миротворцы ООН обеспечивают их безопасность, защищают гражданское население, патрулируя уязвимые участки, осуществляют гуманитарную помощь, обеспечивают стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Быть миротворцем – непростая задача.

— Где вы жили?

— В Западной Сахаре в пустыне  находится 10 базовых лагерей наблюдателей. Их называют «тимсайт». Это небольшие лагеря, абсолютно автономные со своей электростанцией, кухней. Продукты и воду привозили вертолетами, самолетами. Питьевая вода бутилированная. Мылись мы водой из местных колодцев… Я первое время понять не мог, приезжаешь с патрулирования, идешь в душ, моешься, а вода на лице соленая. Соль приходилось смывать привозной водой.

Арбузы, огурцы, помидоры – марокканские. Бесподобные мандарины.

— Много русских было в миссии?

— Около 20 человек, но все служили в разных тимсайтах. Со мной работали венгры, датчане, поляки, австрийцы, ирландцы, французы… Выходных не было – 30 дней патрулирование. За это время набегало 6 выходных. Мы уезжали в город на океан, где находился штаб миссии. Отдых заключался в том, чтобы выспаться, на людей посмотреть, в пустыне никого нет!

— Женщины служили с вами?

— Только в двух других тимсайтах – француженки. Врачи и другой гражданский персонал в штабе миссии.

— Как проводили досуг в тимсайте?

— Отмечали праздники, дни рождения, проводили вечеринки. Играли в теннис, дартц, волейбол, бадминтон. У нас были спортивные уголки с силовыми снарядами

— А алкоголь?

— Была определенная квота на месяц на каждого человека. Кто-то с собой привозил. У нас алкоголь не продавали, его можно было приобрести в штабе миссии. У каждого была книжечка, где отмечалось, сколько он брал.

222_94.jpg

Малийцы заплатили за свою смерть

Случались сложные ситуации?

— Вот сейчас Европа переживает проблему беженцев из Ближнего Востока и Африки. Мы с этим столкнулись в 2005 году. Во время патрулирования в голой пустыне обнаружили группу 20-25 человек мужчин – малийцев, без воды и еды. Мы организовали им доставку еды и воды. Переписали данные из документов, сфотографировали.  Узнали, как они здесь оказались – какие-то посредники организовали трафик по доставке людей в Европу, с каждого из них взяли по несколько тысяч долларов и пообещали доставить в Испанию. Но привезли к границе Марокко,  в пустыню и сказали: «Идите!» А марокканцы не разбираются, кто идет, и встретили их пулеметной очередью. Несколько человек тогда погибло, оставшиеся побежали обратно и застряли в пустыне, у них были раненые… На двух грузовиках мы доставили их в тимсайт, потом вертолетом перевезли за 120 километров в Мавританию.  Там находился пункт для сбора беженцев. Через неделю мы приехали их навестить, но их там уже не было. Нам рассказали, что эта группа наняла баркас, отплыли, он затонул и все погибли.

Ночью, когда после заката смотришь на океан, там видно множество огней, – это рыболовецкие суда, они ловят рыбу на свет, и такие баркасы с беженцами… Мы их спасли из пустыни, а они погибли в воде!

— Сколько вы служили?

— Полтора года. У русских контракт был год, потом можно было продлить, что я и сделал. Мы чувствовали ответственность не только за себя, но и за людей, технику. Чтобы они были сыты, одеты, чтобы кондиционеры работали, ведь в пустыне жить очень тяжело.

— Скучали по Сахаре?

— Скучал. Я собирался еще поехать. Но в армии прошло сокращение. Я поддерживаю связь с бывшими сослуживцами. Многие сейчас там находятся. Мой товарищ прошел две миссии в Западной Сахаре и Конго. 

— Чем занимаетесь сейчас?

— В Москве в 1998 году организована международная ассоциация миротворцев ООН. Я являюсь ее представителем в ЦФО. И сейчас создаются отделения по всей России. Контингент очень специфический и малочисленный.  За сорок лет существования миссий ООН военных наблюдателей было всего около 2000 человек. Сейчас ищем костромичей, принимавших участие в таких операциях. Мы должны объединиться.

130467.jpg

                                                                     

                Светлана ГАПОНЮК.

                                                                                  Фото Николая Суворова

                                                                и из личного архива М.В. Летягина.

                                  Телефон М.В.Летягина в редакции «Голоса народа».

Из № 23 (681) от 08.06.2016.

 

Наша марка_29.09.2020-28.10.2020
Главснаб_Октябрь 2020_ДТ
Десяточка_ДТ_19-25 октября 2020
Ваша новость успешно отправлена!
Это окно исчезнет самостоятельно через 3 секунды...