Коронавирус
Заражения: 20187, за сутки +29
Выздоровления: 17830

Чуть более года назад мир столкнулся с коронавирусом. Это не первая пандемия в истории человечества. Случались и более страшные — чума, холера, тиф, оспа, испанка…  Ранее мы начали рассказ о том, с какими заразными болезнями боролись когда-то наши предки. Сегодня мы этот рассказ продолжим.

«Заразные болезни в Костромском крае» называлась выставка, подготовленная сотрудником Госархива Костромской области (ГАКО) Ириной Поповой на эту тему. Эти сведения, а также «Журналы думы Костромы» конца 19-го — начала 20-го вв., использованы нами при подготовке статьи.

Не привитым — не учиться                       

К прививкам против оспы народ относился настороженно. И хотя верное средство избавиться от этой тяжелой болезни — вакцинация, но обязательного оспопрививания в России не было. Его большевики ввели в 1919-м. Через несколько лет после этого удалось искоренить оспу.

А в 19 веке власти били на сознательность, пропагандировали, был установлен «ценз»: в гимназии, институты без документа о прививке не брали.

Любопытное объявление о приеме в институт в Казани мы обнаружили в «Костромских губернских ведомостях» 1844 года: «Девица должна быть освидетельствована медицинским чиновником, что не имела болезни, увечья или других телесных и умственных недостатков. Чтоб непременно умела читать и писать по-русски, французски и немецки¸ хорошо знала краткий катехизис и для арифметики определение и выражение чисел… Требуются свидетельства о законном рождении и крещении, о звании и происхождении, о состоянии здоровья и привитии оспы, о первоначальных познаниях». 

По первому требованию врача

В 1889-м дума Костромы внесла дополнения в «Обязательные для жителей г. Костромы постановления» по дезинфекции жилья, одежды и вещей заразных больных. Все жители были обязаны при появлении сомнительных случаев вызывать врача, «который даст советы относительно пользования больных и укажет меры к прекращению заразных болезней». Неимущие пользовались услугами врача, лекарствами и находились в больнице бесплатно. Медикам вознаграждение выдавалось из средств города (1 рубль за визит). При этом оговаривалось: «Лица же состоятельные должны сами вознаграждать врача». Именно доктор решал: лечить пациента дома или в больнице. Это решение было обязательным для всех костромичей вне зависимости от материального состояния. Город также выделял средства на дезинфекцию жилищ бедняков и бесплатно предоставлял для обработки их вещей помещение.

Хлор, газ, скипидар, мыло…

Заседанию думы 1889 года предшествовало совещание, на котором врачи высказались за дезинфекцию хлором жилья и вещей заболевшего. Как сказано в «Журнале думы за 1889 год», «дезинфекция хлором достигается в более короткий срок, чем другими веществами». При дезинфекции газом было рекомендовано обязательно проветривать помещения и больных, полы и мебель омыть раствором сулемы, калийным мылом, а стены и «отделяемое больного» опрыскивать скипидаром. Белье советовали обеззараживать простым мытьем в кипящем щелоке, а носильное платье обрабатывать вместе с самым помещением хлором.

Медики дали рекомендации: в каком количестве городу запастись хлорной известью, соляной кислотой, сулемой, калийным мылом, скипидаром, чтобы бесплатно выдавать это беднякам.

Беседы о болезнях

Врачи не только сражались с эпидемиями, но и занимались просветительской работой. Так, земский врач Н. Моисеев издал в Костроме в 1892 году брошюру «Беседы о наиболее часто встречающихся заразительных болезнях». Самыми распространенными он назвал корь, коклюш, дифтерит («злокачественная жаба»), скарлатину, оспу, брюшной и сыпной тиф, сифилис, бешенство, рожу, сибирскую язву.

Просветительство среди малограмотного населения было необходимо. Незнание особенностей распространения инфекционных болезней, несоблюдение санитарных мер часто приводило к эпидемиям. В материалах Этнографического бюро кн. В.Н. Тенишева упоминается факт, связанный с Солигаличским уездом: заразная болезнь здесь развилась потому, что бедняки, в виде милостыни, получили одежду после умершего из другого села, где болезнь уже свирепствовала. 

«Установлен бдительный надзор»

Весной 1900-го в Костроме появился сыпной тиф. Первые больные были обнаружены в ночлежке и трактире «Москва». Сразу же под личным наблюдением городского врача была проведена «строжайшая дезинфекция и установлен за этим заведением бдительный надзор». То же было сделано и в Спасской слободе в квартире при чайной г-на Белянкина. Там «двое чернорабочих захворали сыпным тифом». За счет земства больным была куплена новая одежда, рабочие были помещены в нанятую городом санитарную квартиру, для приготовления им горячей пищи казна выделила по 10 копеек на человека в день. Следить за соблюдением санитарных мер был командирован фельдшер.

80 коек на весь город

В 1903-м в думе Костромы обсуждали необходимость устройства отдельного загородного барака на случай эпидемии. Предлагалось реализовать этот проект совместно земству, городу и фабрикантам. Но гласные идею не поддержали, посчитав, что имеющиеся 80 коек «вполне обеспечивают потребность на случай эпидемии».

«Так как многолетние наблюдения за эпидемиями в городе никогда не представляли такого экстенсивного заболевания (кроме холеры), — говорится в «Журнале думы за 1903 год», — чтобы в одну единицу времени потребовалось 80 коек, что подтвердил г-н помощник врачебного инспектора и гласный И.С. Иванов, поэтому комиссия считает устройство заразного барака за чертою города преждевременным и излишним».

Не все с этим согласились. К примеру, гласный А.П. Преображенский заявил, что «Кострома и Костромской уезд ввиду периодических появляющихся эпидемических болезней нуждаются в лучшей санитарной постановке вопроса».

Следить за тюрьмой, арестантскими ротами и монастырем

Но в годы Первой мировой к постройке бараков пришлось вернуться: война и эпидемии всегда рядом. Но строил помещения для заразных больных не город, а военное ведомство.

В «Докладе санитарно-технической комиссии о принятии мер борьбы с распространением повальных заразных болезней в городе» 1915 года сказано, что вблизи Костромы появился сыпной тиф, потому нужны безотлагательные меры для борьбы с эпидемией. Первым делом было установлено наблюдение за воинскими и пассажирскими поездами «с целью недопущения в г. Кострому подозрительных по сыпному тифу и т.п. заболеваниям больных». Таких «подозрительных» оставляли за Волгой в спецбараке у железнодорожной платформы для врачебного наблюдения. За Волгой было устроено еще одно помещение для амбулаторного приема. Особое наблюдение было «за населением местной тюрьмы, арестантских рот и воинскими частями. А также… за Бабаевским монастырем, откуда в прошлые года бывали случаи заноса сыпного тифа в г. Кострому».

Борьба с тифом

Поскольку тиф переносится насекомыми, особой темой стала борьба за чистоту. Было решено устроить общественную баню и разрешить беднякам ею бесплатно пользоваться. Без оплаты неимущие могли дезинфицировать одежду в городской дезинфекционной камере.

Решено было пригласить студентов-медиков для наблюдения за мастерскими, постоялыми дворами, дешевыми гостиницами, трактирами и местами, где рабочие живут скученно, артелями. В заведениях появились специальные книги с отметками о посещении их врачами. Раздавались бесплатные брошюры о тифе издания Пироговского общества врачей, проводились лекции. Для изучения воды и продуктов было заявлено о необходимости открытия химико-бактериологической лаборатории.

Главными переносчиками заразы были беженцы. Принимать их решили в бараке и прививать всем предохранительную коровью оспу. Холерную вакцину кололи по желанию, но считали такие прививки необходимыми для медиков, имеющих контакт с больными.  

По японскому образцу

Как в то время осуществлялась дезинфекция в Костроме? Была установлена спецкамера по японскому образцу, она нагревалась паром до 60˚, затем пускался формалин. Через 10 минут все насекомые и бактерии уничтожались. Одновременно в такой камере можно было обрабатывать до 60 пудов вещей.  

«Целый ряд испытаний показал, что эта камера убивает палочки сибирской язвы и их споры, а также болезнетворные палочки брюшного тифа и стафилококк. Что касается способов дезинфекции в жилых помещениях… то опыт бывшей у нас несколько лет назад эпидемии сыпного тифа показал, что противомоскитная жидкость доктора Малинина, распыляемая посредством пульверизатора, основательно убивает всюду насекомых. Таким образом, и в обычных домашних условиях мы обладаем, помимо кипятка, и другим надежным средством для дезинфекции», — говорится в Докладе санитарно-технической комиссии.

«Белая ромашка»

В  лидерах среди заразных инфекционных болезней долгое время была чахотка, или туберкулез.

«Желание преодолеть чахотку сплотило в начале XX в. самые разные слои населения, а символом борьбы с ней стал белый цветок – ромашка, — рассказывает сотрудник ГАКО И. Попова, — раз в год в Костромской губернии объявлялся праздник Белого цветка. В этот день с утра по улицам городов расходились дамы и кавалеры, гимназистки и студенты с кружками в руках для сбора денежных пожертвований. В благодарность за сделанный взнос благотворителю вручалась искусственная ромашка. Собранные деньги шли на лечение больных туберкулезом, строительство новых лечебниц, амбулаторий и санаториев, приобретение лекарств и улучшение жилищно-бытовых условий наиболее нуждающихся слоев населения… Была создана даже специальная Всероссийская Лига для борьбы с туберкулезом. В Костроме же действовал ее местный отдел. Согласно инструкции… врач должен был не только оказывать медицинскую помощь, но еще и быть “популяризатором противотуберкулезных мероприятий. Просветительской деятельности врачей должны были способствовать и технические новинки того времени. Акционерное общество «А. Ханжонков и К» (Фабрика кинематографических картин) предлагали в аренду документальный фильм «Туберкулёз» по цене 2 копейки за метр «при условии пользования ею не более трех дней, не считая времени доставки”».

Есть и хорошие новости

После революции новая власть усиленно боролась с заразительными болезнями. И преуспела. Как следует из «Краткого отчет о работе Костромского горсовета ХIII созыва за время с 1 октября 1929 по 1 октября 1930», реорганизация санитарного дела позволила сосредоточить всю работу в одном органе. «За отчетный период было проделано 5720 эпидемиологических исследований квартир, школ, яслей и др., — говорится в документе, — сделано 5000 предохранительных прививок от скарлатины и 5600 оспопрививаний. Своевременно принятыми мерами была быстро ликвидирована вспышка сыпного тифа. По жилищно-коммунальной санитарии было обследовано 426 домовладений, проработан вопрос об установлении охранной зоны водопровода. По пищевой санитарии 43 раза обследовался базар пищевых продуктов, уничтожено продуктов 25 тонн. Общественные столовые обследовались 173 раза. Эпидемическая заболеваемость в результате этих мероприятий за год снизилась примерно на 30%».

Зинаида НИКОЛАЕВА.

Ваша новость успешно отправлена!
Это окно исчезнет самостоятельно через 3 секунды...