Кострома
  • Ремонт моста
  • Сегодня в кино
  • Лица
  • Туризм
  • Актуально
  • Наши спецпроекты
  • Абитуриент 2018
  • Сырное меню
  • Вернуться назад / 10 Июня 2014, 13:42, K1NEWS.RU

    Бюрократическая издёвка или как выжить матери-одиночке

    В редакцию «Народной газеты» пришло письмо от матери-одиночки Светланы Баданиной из Пыщугского района. Ситуация, в которой оказалась женщина, родившая троих детей, абсурдна и ужасна. Складывается впечатление, что события, описанные в письме, происходят в средневековье, а не в 21 веке. Бюрократическая издёвка безжалостно заставляет выживать женщину, оставив её без копейки и надежды на помощь государства.

    В редакцию «Народной газеты» пришло письмо от матери-одиночки Светланы Баданиной из Пыщугского района. Ситуация, в которой оказалась женщина, родившая троих детей, абсурдна и ужасна. Складывается впечатление, что события, описанные в письме, происходят в средневековье, а не в 21 веке. Бюрократическая издёвка безжалостно заставляет выживать женщину, оставив её без копейки и надежды на помощь государства.

    «А мы вообще нужны России?»

    «Я одинокая мать уже 20 лет. Но не это главное. Первую дочь я рожала очень тяжело, и, спасая нас обеих, мне сделали кесарево. Я хотела второго ребёнка. Но намучалась с первой. Родила её в дефолт - зарплат не давали, детских не видели, ели американскую помощь, да и то изредка, спасал огород. И поэтому, лишь встав на ноги покрепче, через 13 лет родила вторую дочь. Начался кризис. Я разорилась. Я потеряла всё и всех. И вот в 2013 году пошла на временную работу. Проходила медосмотр. У меня обнаружили миому. Я не могла забеременеть 6 лет, и врачи из-за размеров миомы не заметили беременность». О том, что Светлана в положении, она узнала случайно, когда попала с отравлением в больницу другого города.

    «1 июля был срок 2-3 недели, 4 июля после УЗИ – 7-8 недель. Когда я приехала в соседний город 12 июля делать аборт, так как наши врачи от меня отказались, после очередного УЗИ меня поздравили и поставили на учёт. Я плакала, умоляла, просила, но три больницы от меня отказались даже за деньги. В 4,5 месяца я сдала анализы на генетические изменения плода, и выяснилось, что ребёнок больной или урод. Надо было ехать в Кострому на консультации и преждевременные роды, денег никто не дал, а зарплаты хватало лишь на еду. Я написала отказ.

    От меня отвернулись все, кроме мамы, ушёл отец ребёнка, моё село меня просто затравило. <…> Мне пришлось заниматься репетиторством по английскому, математике, истории и т.д. за 50 или 100 рублей/час. <…> В итоге меня увезли в Иваново. Пока возили туда-сюда, лопнули внутренние швы на матке, и в экстренном порядке меня и ребёнка спасали ивановские врачи. Успели. Низкий им поклон.

    <…> Оказалось, что моя третья дочь абсолютно здорова, и врачи просто не понимали, зачем меня притащили в такую даль. Моей радости не было границ. Я думала, что жизнь налаживается, но не тут-то было. Спасибо маме, старшей дочери, нашим предпринимателям, моим соседям. Они все помогали мне оттуда приехать. Из Иванова мы выехали, было +1°С, приехали домой – -27°С. В дороге были 14 часов, еда у ребёнка свернулась, грудь не дашь – мороз, разошлись внешние швы и потом загноились. Приехали в холодную квартиру, второй этаж. Надо носить дрова, воду, а я ничего не могу, мама старая помогала, соседи, подруги. Я обратилась в соцзащиту за помощью, а мне сказали: ты же не инвалид и больничного у тебя нет, свободна. 6 января мы приехали, и, немного придя в себя, я собрала и отправила 12-го числа все документы на выплату пособий. И тут началось. Через 2 недели я получила устный отказ о выплате пособий.

    Объясню почему. В 2001 году я вышла замуж, через 1,5 месяца муж уехал в Москву с двумя КаМАЗами леса и исчез. После 2,5 года розыска, который ничего не дал, его в 2008 году решением суда признали безвестно отсутствующим. С меня потребовали среднюю заработную плату за последние 3 месяца у мужа, проигнорировав решение суда. И предложили пойти в суд и признать его умершим.

    Суд мне отказал, так как я просила как основание для признания его умершим, изменение данных в свидетельстве о рождении дочери и в дальнейшем установления отцовства. Суд мне отказал, так как этого мало для того, чтобы признать человека умершим. Затем отдел соцвыплат потребовал сведения из милиции, что он находится в федеральном розыске, такой справке мне никто не дал.

    Потом мне сказали специалисты отдела соцвыплат, что из Костромы требуют, чтобы я с ним развелась, и после развода они сделают запрос судебным приставам о том, что я не получаю алименты, и они мне выплатят детские, на питание и по уходу только с момента развода.

    И я, как дурочка, пошла и написала заявление на развод 11 марта. Мне сказали, ждите в течение месяца. Сказать, что я жила трудно – это не сказать ничего. Мне пришлось снова заниматься репетиторством, когда дочери было всего 2 недели, в любую погоду я укладывала её в сумку для младенцев, ставила на старые санки и ехала заниматься.

    Мне помогали все, спасибо огромное соседям. Меня подкармливали все три подъезда, как бездомную собаку, кто чем. Когда кончились дрова, соседи по очереди приносили мне по охапке свои, нашли и привезли сухих дешёвых отходов с пилорамы. Мужики-предприниматели, с которыми я раньше сотрудничала, кто сколько подкидывали денег на питание. Помню, 8 марта я сидела и мечтала, чтобы мне подарили не цветы, духи и т.д., а подарили хлеба свежего и пачку питания. На моё счастье приехал младший брат и дал мне денежку.

    Но всё хорошее, когда-нибудь имеет конец. И вот 1 апреля, когда нам было уже два месяца, я, снова оставшись на мели, пошла в соцобеспечение просить хоть какую-то помощь. Услышав о моих приключениях, Наталья Васильевна подняла всех на ноги: прокуратуру, суд, отдел соцвыплат г. Костромы. Заставила меня снова отправить весь пакет документов в Кострому, и в случае отказа, чтобы мне дали письменное уведомление. Я так и сделала. Чтобы не сидеть сложа руки, я стала искать работу, все были в шоке, от меня отпихивались, как от прокажённой, кому нужен такой геморрой, когда безработица и у нормальных людей (то есть без грудных детей).

    15 апреля было заседание комиссии, где мне вновь отказали, и сказали, что скоро получу заказное письмо».

    Светлана описывает целую эпопею, связанную с розыском письма. В итоге после длительной нервотрёпки и многочисленных звонков в Кострому удалось выяснить, что послание почти месяц пролежало на столе у секретаря, так как не было пустого конверта, чтобы отправить его в Пыщуг.

    «…у меня пропало молоко, на нервной почве стали болеть руки, я не могла даже пелёнки развешивать. Врачи выписывали рецепты, советовали, какой лучше чай пить, есть грецкие орехи, мясо, печёнку, пить витамины, а я стояла и думала, а на что я сегодня хлеба чёрного куплю.

    Кстати, 8-го числа после обеда мне позвонили наши специалисты из отдела соцвыплат и посоветовали снова собрать весь пакет документов, приложив копию свидетельства о расторжении брака, а только потом идти в суд, так как если я в течение 6 месяцев не отправлю снова документы, меня лишат вообще всего, а на суд всё равно никто из Костромы не приедет и я суд проиграю.

    Я сидела и думала, а зачем мы нужны, одинокие матери? Лишь для того, чтобы нас унижали, оскорбляли, загоняли в угол. Вы только подумайте, реально ли выжить на пособие 2400 рублей в месяц с ребёнком в течение 1,5 лет. Причём на работу нам в ночь нельзя, в сутки нельзя, на полную ставку нельзя - лишат пособий. С посторонними людьми, не имеющими спецобразования, ребёнка оставить нельзя, - могут лишить. Почему, если наш ребёнок оступился, все кричат: «Так это же мать одна воспитывала, чего ждать хорошего!» Чем мы хуже приёмных семей? Вы дайте им по уходу на месяц 2400 рублей, вам вся страна детей приёмных вернёт. С ними работают бесплатные психологи, они ездят с детьми на совместный отдых, я чего-то ни разу не ездила. У родителей приёмных бывают слёты, съезды, их награждают, дают машины на семью, а мы чем хуже? Мы не все плохие, мы просто загнанные, нас легче лишить прав, чем понять и помочь. Чем мы от приёмных родителей отличаемся: у них дети разные, а у нас дети от разных, но они же дети.

    Мне хотелось бы понять или услышать ответ на вопрос: почему все кругом дорожает: свет, газ, проезд на транспорте, поднимаются зарплаты, пенсии, а почему детские вообще не индексируются? Наши дети что, по старой цене питаются?

    Почему приёмные семьи строят коттеджи, отплачивают кредиты за крутые иномарки, учат детей своих в институтах, а мы, одинокие мамы, пробиваемся сами.

    Почему даже нам не положен адвокат, когда нас лишают родительских прав? Мы, получается, хуже убийц, насильников и т.д.?

    Почему, получая 2400 в месяц, у нас прожиточный минимум составляет 7160 рублей в месяц на человека, где брать остальные деньги? На что жить? И в любой момент нас могут прийти проверить органы опеки. И если им что-то не понравится, например, еда в кастрюле, нет отдельного места у ребёнка, для игры, спального места, или неправильное освещение в комнате, или дрова у тебя не такие, нас могут вызвать на комиссию. Не смешно?

    Почему кто-то в нашей стране скрывает доходы, а мы каждый раз должны официально доказывать, что мы нищие, дабы получить дополнительное пособие в месяц в размере 500 рублей.

    Я понимаю, что моё письмо – это глас вопиющего в пустыне, я понимаю, что меня за такие мысли могут вообще всего лишить. Но сколько можно молчать и терпеть. Может, хоть кто-нибудь задумается над моими словами, и что-то сдвинется с мёртвой точки.

    А вдруг мне всё же ответят: «Почему Россия, богатейшая страна, победительница, страна, где строят целый город с нанотехнологиями, где проводится самая крутая олимпиада в мире, допускает, чтобы где-то сидела и плакала одинокая, голодная мама с грудным ребёнком?» Вообще, скажите, а мы нужны России?

    P.S. 13.05.2014 года я всё-таки получила письмо с отказом по всем выплатам на ребёнка, на основании кучи статей, и того, что я не предоставила сведений о доходах мужа. Мне указали срок сбора недостающих справок до 25 июля, иначе мне вообще ничего не выплатят. Сегодня 14.05.2014 года я иду в суд, так что продолжение следует».

    «КНГ»: Мы связались со Светланой по телефону. Она рассказала, что составила исковое заявление в суд в отношении действий соцслужбы, однако получила отказ, так как заявление было составлено не по форме, без ссылок на статьи закона, на основании которых она предъявляет претензии соцслужбам. Комментарии излишни.

    После отказа, полученного из суда, женщина снова собрала документы на получение государственной помощи и отправила в Кострому, где вопрос обещали рассмотреть, не дожидаясь сбора комиссии, и всё-таки начислить выплаты. Очень хочется верить, что это всё-таки случится и матери с дочками больше не придётся голодать.

    Но почему ей вновь и вновь нужно стучаться в закрытые двери государства, буквально вымаливая помощь, которая и так положена ей по закону? Почему ей пришлось разводиться с человеком, который числится безвестно пропавшим? Почему нужно доказывать, что у неё пустой холодильник и на жизнь нет ни копейки?

    Елена ПРОХОРОВА.

    Не указан элемент инфоблока.



    Адрес редакции
    156000, г. Кострома, ул. Ленина, д. 10, оф. 37 "Г", тел.: (4942) 499-164, email: info@k1news.ru
    Copyright © 2017 K1NEWS.RU-Главный портал Костромы.
    Свидетельство о регистрации СМИ № ФС77-53438 от 29 марта 2013 года выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
    Главный редактор - Олейник Анна Игоревна.
    Учредитель: ООО "Медиа-Сеть"
    Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 16 лет.
    Разработка, создание и продвижение сайта:
    агентство интернет-маркетинга
    Агентство Интернет-Маркетинга «Живая Сеть»
    Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных. Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на k1news.ru.