Кострома
Погода в Костроме
Погода в Костроме
+15
пасмурно,
дождь
  • Ремонт моста
  • Сегодня в кино
  • Актуально
  • Абитуриент
  • Работа в Костроме
  • Лица
  • Туризм
  • Архив конкурсов
  • МегаФон.ТВ
  • Наши мигранты не чета европейским

    06 Декабря, 16:07 K1NEWS.RU
    Рассказать в:

    В миграционной службе мне сказали, что слово «гастарбайтер» некорректно. Ну, как «москаль», например. Толерантность дошла до нас! Но оказалось, сами трудовые мигранты из бывших советских среднеазиатских республик ничего против «гастарбайтера» не имеют. И кое-кто даже знает, что с немецкого это переводится как «гость-работник». Как работается гостям в Костроме?

    Согласно данным департамента по труду и соцзащите населения Костромской области, в 2016 году трудовой деятельностью в нашем регионе заняты 3500 иностранных работников. Большинство из них граждане Узбекистана, Таджикистана, Армении, Украины. Доля неквалифицированной рабочей силы (подсобники, грузчики, дворники, уборщицы, сортировщики) составляет менее 40 процентов, остальные шестьдесят процентов – это весьма востребованные на рынке труда профессии: каменщик, швея, монтажник, пекарь, повар, рамщик, водитель автомобиля, маляр, штукатур, тракторист, ювелир. Правда, ювелиры из среднеазиатских стран мне не попадались. Может, просто не повезло.

    DSC_0756.JPG

    Конкурируют на равных

    Куда прекрасно вписались работники из Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, так в сферу строительства. Летом Кострома просто усеяна группами гастарбайтеров, усердно укладывающих тротуарную плитку, меняющих крыши, возводящих новые дома. 

    Костромич Анатолий уже не один десяток лет занимается строительным подрядом. И его мнение о тружениках из бывших братских республик Средней Азии отличается взвешенностью: «Эти люди отправляются на чужбину не от хорошей жизни и не развлекаться. У них цель одна – зарабатывать, чтобы кормить оставшиеся дома семьи. Раньше я старался набирать в бригады только местных, потому что с гастарбайтерами было много проблем. У кого-то документы не в порядке – штрафы! Обижали их все кому не лень, щипали как могли. 

    Сейчас, слава богу, ситуация поменялась в лучшую сторону. Навели на границе порядок, ввели трудовые патенты – оформил, заплатил и работай спокойно. Люди себя уверенней чувствовать стали – и это нормально. Между прочим, только от одних этих патентов бюджет России имеет миллиардные пополнения, да и наша область в этом плане не в пролете. А работники они хорошие, пашут будь здоров, не сачкуют. У меня в бригаде были и учителя, и врачи. Ведь не запили же горькую, оставшись без работы, и не оплакивали свое самолюбие, вот, мол, я с высшим образованием, а должен кирпичи таскать. Таджики самые верующие, а вера, на мой взгляд, всегда хорошо. И у меня с ними  никогда  никаких проблем не было. А вообще по национальному признаку не делю. Мне нужны работящие и надежные. И это вранье, что гастарбайтеры демпингуют, сбивают цены, готовы работать за копейки. Уже нет. Чужого места не занимают и конкурируют на равных. Расценки у них ничуть не ниже, чем у  местных. Полторы тысячи рублей за день в сезон для подсобника – хорошие деньги. Поэтому, когда слышу: понаехали, удешевляют рынок труда, то говорю: не смешите! А нынешней России без гастарбайтеров не обойтись».

    DSC_0767.JPG

    Без перекуров и болтовни

    Костромичка Маргарита Федорова так вообще не нахвалится работниками из Таджикистана: «В позапрошлом году мы нанимали местных строителей (нашли через Интернет) делать мансарду и крыть крышу. Мало того что разорились с  ними, так после себя такой бардак оставили, что мама не горюй. А нынче рискнули и на строительство террасы наняли гастарбайтеров, правда, по рекомендации. Расценки у них средние, а вот работали как муравьи – с семи утра и до самой темноты, без перекуров и болтовни. Я их супом кормила, рыбу жарила, так уж они так были благодарны. Никакого строительного мусора после себя не оставили, даже веником подмели и мешки к контейнеру вынесли».

    DSC_8586.JPG

    Супом работников накормить – редкость. Со стороны наших нуворишей к иностранной рабочей силе часто наблюдается другое отношение. Вот какую историю рассказала педагог Наталья Петровна Р.. Что называется и смех и грех. Ее скромная дачка на реке Кубани соседствует с роскошным особняком одного предпринимателя. На его приусадебном участке этим летом работала группа молодых гастарбайтеров – строили канализационный колодец. «Дверь у меня открыта, смотрю, заглядывает один нерешительно: «Можно у вас воду из трубы набрать?» – «Эта вода из речки, ее пить нельзя». – «А у нас дома, где течет вода, там и можно пить». В общем, проводила его до родника и по дороге много интересного про соседа узнала. Оказывается, и артезианским колодцем, и туалетом он строителям пользоваться запретил. Говорю парню: «Чем богаче, тем жаднее – поговорка у нас есть». А он мне в ответ свою поговорку: «Когда работаешь на бедного, тот дает суп с говядиной, а богатый – суп с курицей».

    DSC_0753.jpg

    Названия остановок не могут выучить

    - Россия большая – уедем в другой город! – белозубо смеялся водитель-таджикистанец, который дорабатывал последние дни на отменяемом пятидесятом маршруте перед транспортной реформой. Кстати, ездил тот парень на «Газели» аккуратно и отличался вежливостью. А вообще тема «водители-гастарбайтеры, не знающие города», до и после транспортных перемен в Костроме весьма обсуждаема, в том числе – и в соцсетях. Кто-то возмущается их безбашенной ездой («как дрова возят»), другие – тем, что иностранцы не могут выучить названия остановок на своем маршруте. У местных водителей отношение к коллегам, приехавшим на заработки, тоже неоднозначное: «Вот побьют половину машин – научатся», «Пересадили их с маршруток на автобусы – иди работай! А ведь какая-то стажировка нужна, учеба. На этих устаревших автобусных моделях – и зачем их закупали! – опытному-то водителю тяжело работать, а тут новичков сажают неподготовленных. Дурь!», «Я на сорок девятом маршруте работал с мужиками-узбеками – нормальные водители, все уже в возрасте были. Ничего плохого не скажу. Среди нашего брата тоже разные встречаются. А гоняет-то молодежь». 56-летнего Алека, работающего на 57-м маршруте, в отсутствии опыта не упрекнешь. Он свое водительское мастерство оттачивал еще во время службы в Афганистане, куда попал в 1979-м. Семья у Алека – дети, внуки – в городе Намангане. В Костроме почти шесть лет наездами. Заявляет, что из дому потянуло желание увидеть страну, где бывал раньше. Советское время и друзей по Афгану – русских, украинцев, белорусов, вспоминает только хорошим. «Никто не думал, что такая жизнь будет». Мол, в Костроме ему неплохо, жаловаться не на что. Впрочем, и будь у кого-то обиды, претензии – не скажут, ответ всегда один: «Все хорошо, все хорошо».

    DSC_0923.JPG

    Там тепло… там моя мама

    Немало трудовых мигрантов занято в сфере общепита. Многие специализируются на восточной кухне. На тонары с вывеской «Шаурма» наткнешься в любом районе города. Мнения разные, кто-то советует проявлять осмотрительность. А вот в кафе «Дружба народов», что возле рынка «Солнечный», за шаурмой всегда очередь и кроме благодарностей типа – «Как всегда вкусно!» – ничего не услышишь. Хозяин заведения Уткур, вручая покупателю горячий сверток, неизменно желает приятного аппетита. 

    «Гастарбайтер? Нормальное слово, не обидное. Да, я гастарбайтер». Уткур – уроженец старинного города Бухара, из состоятельной семьи, отец занимал хорошую должность. Из дома потянуло любопытство. До Костромы пятнадцать лет отработал в Москве в ресторанном бизнесе. В нашем городе более двух лет. «Переехал, потому что здесь у меня два брата, у одного строительная фирма, другой у него работает. Отец сказал, что мы должны быть вместе. Не жалею, что переехал. В Костроме народ хороший, добрый. В Москве – злой, хитрый. Большой город людей портит». Уткур работает не по патенту, у него разрешение на временное проживание, готовится к получению вида на жительство. Жена – тоже уроженка Бухары, живет вместе с ним. «Я узбек, живу в России, у меня работают и таджики, и киргизы, и русские. Дорожу своими клиентами и маркой. У нас не какая-то шарашкина контора, а нормальная организация. За два года, слава аллаху, ни одного инцидента. Планы – развивать бизнес, но по любому вернемся домой, все наше там – дети, родители, родственники».

    DSC_1389.JPG

    Как не вспомнить незабвенного Василия Алибабаевича: «Там тепло, там мама». Все мои среднеазиатские собеседники говорили, что обязательно вернутся домой. И только 21-летний Рустам, веселый парень, строитель, признавался, что дома, в маленьком городке на Сырдарье, скучно и он хочет жить и учиться в России. С деньгами обещали помочь старшие братья.

    И напоследок. Посмотришь мигрантские новости из Европы и вздрогнешь. То ли наши мигранты – никаких пособий не просят, налоги платят и живут по принципу: работать, работать, работать.

    * Средняя заработная плата иностранных работников на территории Костромской области составляет 16,5 тысячи рублей.

    * Вклад в производство товаров и услуг составляет 2,3 млрд рублей, или 1,4 процента в объеме валового регионального продукта.

    * За счет налога на доходы физических лиц, уплаченного с заработной платы иностранных работников, в бюджет области за девять месяцев 2016 года поступило 38,6 миллиона рублей.

    * На ухудшение общей криминогенной обстановки в регионе иностранные работники не влияют.

    Алевтина НОВИКОВА.

    Фото Николая Суворова.

    Народная газета. №49 (876).


    Рассказать в:
    Контакты
    156000, г. Кострома, ул. Ленина, д. 10, оф. 37 "Г", тел.: (4942) 499-164, email: info@k1news.ru