Кострома
Погода в Костроме
Погода в Костроме
+17
облачно,
дождь
  • Ремонт моста
  • Сегодня в кино
  • Актуально
  • Абитуриент
  • Работа в Костроме
  • Лица
  • Туризм
  • Дом моей мечты
  • Вернуться назад / 24 Апреля 2017, 11:17, K1NEWS.RU

    Елена ШИШКИНА: «После работы в ЮКОСе я убирала мусор на костромской набережной»

    За блеском нарядов – ежедневный труд и предпринимательский напор. За легкостью в общении – десятки изученных психологических практик. Она – знаковая персона светской жизни Костромы. В ее руках – главный глянец города

     Главный редактор журнала «НОМЕР Кострома» Елена ШИШКИНА рассказала порталу K1NEWS.RU то, что знали только ее близкие люди.
     К откровениям героиню располагало и культовое место городской тусовки - «ДудкиБар», и журналист Борис Копенкин, тоже близкий к «костромскому свету».

    - Чувствуешь, у нас сегодня какое-то знакомое единство места и времени. В эти семь вечера в «Дудках» готовятся к началу пятничного веселья. Помнишь старые «Дудки»?

    - Конечно, это же был рассвет светской жизни в Костроме! 2008-2009 годы. Все приходят вроде покушать, с посылом «я только до десяти вечера», а потом и в три ночи не выгонишь. (Смеется.)

    - ...И в течение вечера появляются определенные люди. И шепот по углам: «Шишкина пришла, смотри, смотри».

    - (Смеется.) Золотое время. Зажигали вовсю! Вспомни, как мы на барной стойке с подругами танцевали. Я тут, кстати, в январе решила вспомнить былое...

    - Обновила новую барную?

    - Ага. Я вообще не собиралась в «Дудки». Меня кто-то затащил... Думаю, надо что-то такое эксцентричное выкинуть, выступить, так сказать. Поэтому я решила: пора на барную стойку! Сначала бармены пытались препятствовать. Но потом пришел охранник, и сказал: «Это же Шишкина, ей можно!». Но я только одну песню. Честно. И всем понравилось, вспышки камер, айфоны все нацелили. В общем, было забавно. (Смеется.)
    5.jpg

    - Как в «благословенные двухтысячные», как точно обозначил это время экс-главред GQ Николай Усков.

    - Согласна. Тогда у нас были очень популярны «рейды» – из одного заведения в другое, когда хорошим тоном считалось посетить минимум три места за вечер. А потом, как-то одномоментно и очень резко они все, ну или мы все постарели что-ли... Сейчас ведь нет никакой ярко выраженной «тусовки». Раньше это все было дико интересно. Каждая семья, компания собирали свою тематическую вечеринку. Потом ехали продолжать, потом эти разные компании встречались. Это все было как-то уникально. Не то, что сейчас: пришли-выпили-разъехались. Живого общения было больше. И это было здорово. Помнишь, только зайдешь в заведение и первым делом не меню смотришь, а идешь по столам…

    - Со всеми надо поздороваться, конечно. Пока не перецелуешься - к трапезе приступить было сложно. А как вообще попала вот в эту большую тусовку?

    - Наверное, я всегда была амбициозной. Училась в математической школе, и когда в выпускном классе оказалась среди двадцати парней единственной девушкой, поняла что математик я так себе. У меня даже начали появляться комплексы. Я начала думать, что ничего из себя не представляю. Но все равно понимала: надо что-то делать. Поэтому, пошла учиться на юриста. И там я оторвалась — была отличницей, старостой курса, губернатор даже грамоту вручал. И именно в то время поняла, что хочу публичности, быть успешной. А как этому научиться? Нужно было общаться с такими людьми…

    - Кто примером был?

    - В Костроме — известные бизнесмены и депутаты. При этом главным примером в то время для меня был Михаил Ходорковский. Это был мой университетский кумир. И я мечтала работать в ЮКОСе. Но при этом, конечно и осознавала: как я могу попасть из маленького города в Москву и работать в большой столичной корпорации? Но случай свел меня с Максимом Коробовым (в то время владельцем клуба «КДД», прим. редакции). И оказалось, что он в свое время как раз работал в ЮКОСе. И тогда я сказала себе: «Видишь, есть же хоть один костромич, который там работал! Значит и у тебя есть шансы». И все реализовалось. Я уехала в Москву за своей мечтой. И проработала в ЮКОСе до его банкротства.

    - Да ладно?!

    - Да. А ты разве не знал? Еще на третьем курсе, когда я училась в «технологе» на юриста, в Костроме открылась «Школа публичной политики» - этот проект основал Ходорковский. И меня заметил один из кураторов. В то время он был руководителем издательства «Вагриус». Мы обсудили с ним последние книги из серии «Жизнь состоявшихся людей» и он предложил мне работу. Но костромские активисты отвели меня в сторонку и настойчиво предложили отказаться – мне места в их команде не нашлось. Москвичи же меня взяли на заметку и буквально через месяц отправили на учебу в Литву, а потом я как раз окончила университет, и мне позвонили из ЮКОСа и пригласили на работу. Я ответила, что буду завтра, быстро собрала все вещи и, не глядя, уехала в Москву. И почти два года там проработала. В основном я занималась пиаром Леонида Невзлина и немного самого МБХ. Помимо информационного сопровождения, мне делегировали еще и некоторые юридические дела. Была вся такая чистая, наивная, невинная. (Смеется.) И тут мне, конечно, пришлось постигать основы всей этой кухни, приемы и контрприемы черного пиара и тому подобное. Мой начальник в свое время был правой рукой МБХ и много рассказывал мне про него. Больше всего по-человечески меня поразило, что это был единственный руководитель, который никогда не повышал голос. А если ему что-то не нравилось, то он наоборот говорил чуть тише. И от этого тихого голоса все замирали.

    - Но все мы знаем, что история с ЮКОСом и МБХ закончилась.

    - И знаем, чем. Я тогда вернулась из Москвы, где уже многому научилась. Подумала, что пора принести какую-то пользу Костроме. Я просто хотела совершать какие-то маленькие добрые хорошие дела. Началось все с того, что я решила пойти собирать мусор на улицах. Позвала друзей, знакомых. Мы ходили по набережной и собирали всякие окурки, пакеты, обрывки. И мне от этого было хорошо: я знала, что что-то полезное для города делаю своими руками.
    838A2290 обр.jpg

    - Ты же понимаешь, что я теперь должен озаглавить интервью так: «После работы в ЮКОСе она собирала мусор в Костроме».

    - (Смееется.) И это будет честно. И прикольно. Я и сейчас это делаю и не только в рамках субботников, кстати. Но в то время я понимала, что имею неплохие организаторские навыки и можно расширить круг тех, кому я могу причинить добро. (Смееется.) И решила примкнуть к какой-нибудь существующей в Костроме силе. Из особо активных в тот момент была «Молодая гвардия Единой России» - молодежная организация известной партии, где работали люди, которые меня восхищали: Евгений Трепов, Владимир Михайлов и другие. И я пришла, вся такая активная. Первое дело инициировала сама. Зная, что на улице Голубкова не было лежачих полицейских, и детки реально получали травмы в многочисленных авариях, я поняла, что обратив на это внимание, сможем решить этот вопрос. Вот и сказала гвардейцам-руководителям: давайте сходим к депутату Андрею Озерову, он поможет, выделит денег, решим проблему, еще и ТВ пригласим, чтобы это все осветить. На меня косо посмотрели и ехидно сказали: занимайся. Но через пару недель весь мой план – от и до – сработал. Помню, сидят молодогвардейцы в шоке и не знают, что сказать. Потом заглянули в мой «Живой Журнал», выяснили, что я в ЮКОСе работала. А им идеологические враги в своих стройных рядах не нужны. В общем, так и не приняли меня в «Молодую Гвардию». (Смеется.) Но, кстати, по прошествии времени жизнь все расставила по своим местам, а с Вячеславом Правдзинским и Дмитрием Грибковым (выходцы из «Молодой гвардии», прим. редакции) мы по многим вопросам конструктивно общаемся до сих пор.

    - Но и после «политической попытки» ты без работы не осталась?

    - Естественно. Я тогда ушла в управление и маркетинг. Был очень крутой опыт работы в компании ИНТЕХ, я многому научилась у своего начальника Александра Белоярова (совладелец группы компаний «Теплогарант» в настоящее время, прим. редакции), радует, что мы теперь с ними сотрудничаем как партнеры. Потом я работала в самом гламурном магазине одежды La Scala. Как раз тогда помогала Марине Комаровой открывать салоны в Костроме, а потом и в Ярославле. И вот это был расцвет светской жизни в нашем городе, когда людям надо было выходить на разные мероприятия. Им постоянно требовались новые наряды. И не каждый успевал слетать куда-нибудь в Европу, чтобы купить новое платье. А у нас все было под рукой. (Смеется.)

    - Чтобы в пятницу вечером выйти в свет, накануне надо было слетать в Милан?

    - Да, до открытия La Scala. (Смеется.) Но не все могли найти на это время. И приходили к нам. А потом я ушла работать в другой сегмент – масс-маркет: MEXX, Benetton, OGGI, была сеть из пяти магазинов и это тоже было очень интересно. Применяла накопленный опыт и училась, как работают розничные сети у Вилены Нидерштрат (владелица магазинов в то время и совладелица аптечной сети «Панацея», прим. редакции).

    - Получается, что ты всегда на связи c бизнес-сообществом и это тебе помогает.

    - Да, и моя цель - войти в тусовку и учиться у успешных, целеустремленных людей - была достигнута. Общение с каждым из них приносило свой урок. Один мудрый человек посоветовал книгу «Богатый папа, бедный папа». Она перевернула мое мировоззрение, стала настольной и давала мне стимул двигаться вперед. В то время и журнал «НОМЕР» уже набирал популярность. Я была постоянной гостьей клуба «КДД», где мы неминуемо познакомились с Юлей Самсоненко – первым главным редактором, основательницей журнала. Она, конечно, была самая яркая представительница света в то время. И мы нашли общий язык. Мне нравились светские хроники, которые она писала. Через какое-то время Юля уже мне предложила создавать эти материалы. Так я стала писать заметки под псевдонимом Анфиса Чехонте. И на тот момент моей работой стало мое хобби. Потом начались тематические статьи. У меня тогда было много вдохновения. Хотя в какой-то опреде ленный момент я поняла, что мне больше нравится инициировать создание новых материалов и редактировать уже написанное. И делилась с Юлей какими-то своими идеями. Они не остались без внимания и Юля предложила мне должность директора издания: ей как раз нужен был человек, который бы занимался журналом больше, чем могла она – на тот момент у нее на руках уже был бизнес-план грандиозного проекта - костромского «ДудкиБара».

    - А в какой момент произошла полная передача «глянцевой власти»?

    - Примерно через год после моего прихода в «НОМЕР». За это время я увеличила доходную базу журнала, мы увеличили количество страниц и соответственно рекламных полос. Пригодились навыки планирования и оптимизации бизнес-процессов. И в один прекрасный день Юля решила продать журнал. Мне в тот момент было довольно сложно, но у меня всегда была мысль о собственном бизнесе - у меня даже свое зарегистрированное ИП было, правда в замороженном состоянии, но я всегда знала, что у меня будет свое дело. К счастью, Юля сразу обратилась именно ко мне и я согласилась, не раздумывая. И все получилось. Я как-то всегда чувствовала, что нужно обществу, что люди хотят прочитать – потому начала немного менять вектор редакционной политики. Я уже ощущала снижающуюся интенсивность светской жизни, чувствовала, что у общества появляется запрос на интеллектуальное времяпрепровождение. Люди растут, им нужны более культурные события. Потом и социально-значимые темы стали всплывать на поверхность. Тогда же в Костроме появилась арт-площадка «СТАНЦИЯ». Мы стали дружить. И журнал приобрел еще и эту трендовую направленность. «НОМЕР» стал ориентирован не просто на тусовку, а на более широкую аудиторию, на более массовую.
    3.jpg

    - Все это время ты оставалась в светской тусовке, пока однажды не пропала. Помню разговоры: «А где Шишкина? Куда ушла? В ашрам?!». Что случилось в тот момент?

    - До ашрама я не дошла, конечно, но просветлением своим занималась усердно. (Смеется.) Мне, как человеку, который в 18 лет по идеологическим убеждениям перестал есть мясо, захотелось духовного роста. Сделать это, на мой взгляд, можно было только дистанцировавшись от социума. Так и поступила. Отпустила вожжи в работе и погрузилась в самосозерцание, в том числе с помощью серьезных психологических тренингов. Они не были крайними - некоторые известные костромичи уходили из семьи, бросали бизнес после трансформационных семинаров, а я просто выпала на некоторое время из тусовки. Ушла в себя. Мне важен был этот период жизни, чтобы найти внутри новые глубины и опоры. И именно тогда во мне появилась острая потребность к изучению психологических практик. Я даже вспомнила, что когда школьницей выбирала будущую профессию, мой позыв был: «Иди на истпед, изучай психологию». Но родители тогда сказали: «Лена, поступай на юрфак, потом точно будешь хорошо зарабатывать». (Смеется). Но вот я все-таки пришла и к психологии. Ездила на семинары в Москву, проходила онлайн-тренинги, многое изучала самостоятельно. И закономерно появилось желание окружить себя единомышленницами. Тогда для себя, для своих подруг я и создала в Костроме женский круг «Рада» - женское сообщество, где мы можем общаться, обмениваться опытом, обсуждать всевозможные женские вопросы.

    -KkWg2FjK5s.jpg
    - Многие посвященные хорошо отзываются об этом твоем начинании.

    - Приятно! Кругу уже три года. И в будущем мне хотелось бы глубже развивать это направление, уделять ему больше внимания. А пока это такой достаточно открытый стабильный клуб единомышленниц, который не замкнут на каком-то моем близком окружении. Мы открыты новым людям. У нас есть немаленькая группа ВКонтакте, на наши встречи приходят интересные эксперты, мы снимаем передачи на актуальные темы.

    - Вопрос один - для чего?

    - Вот ты спросил об ашраме, а это все из той оперы. Если совсем откровенно, то это было связано с моей личной жизнью. Я давно поняла, что я ответственна за свою жизнь. Я не привыкла в своих проблемах и неудачах обвинять кого-то другого. Если у меня что-то не получается, то я знаю - это моя ответственность. И когда важные для меня отношения перестали существовать, я поняла - надо с этим разбираться. И в тот момент подруга посоветовала мне отличные личностные курсы, где я узнала много нового про то, что я - Женщина. И это далеко не то же самое, что Мужчина. (Смеется.) И, возможно, бизнес-реализация, серьезные цели, достижение их ценой конфронтаций и тяжелых испытаний - это не самый лучший путь для женщины. Я узнала, как можно по-другому решать вопросы и проявлять себя. Ты можешь быть более мягкой и плавной, менее решительной, но у тебя случается намного больше того, что тебе действительно ценно. И уже сейчас, на примере своей жизни, я вижу, что это приносит намного больший эффект. Даже в бизнесе это приносит намного больше результатов.

    - Чтобы понять – давай обратимся к примерам.

    - Их много. Раньше некоторые рекламодатели тянули до последнего с оплатой счетов. У журнала было много «дебиторки». Приходилось жестко разговаривать с людьми, чтобы они исполнили свои договорные обязательства. И сейчас это конечно тоже работает, но максимальные выплаты происходят тогда, когда я уезжаю в отпуск и просто расслабляюсь. (Смеется.) Я купаюсь в море, улыбаюсь, и посылаю «лучи добра» в адрес должников. После последнего отпуска у меня на рабочем столе были все подписанные документы и оплаченные счета. А еще есть замечательная фэн-шуй техника – если какое-либо дело долго не решается, то нужно разобрать самый темный угол в доме. Или нужно что-то выбросить. После моего недавнего разбора гардероба очень крупный клиент оплатил значительную задолженность. Как раз на новый гардероб хватит! (Смеется). Это все реально работает. Вот этим мы и делимся на наших встречах женского круга. Многие девушки рассказывают, что когда они перестают выносить мозг своим мужьям, начинают заниматься собой, ходить в баню, на йогу, на наши встречи, и приходят домой расслабленные и счастливые, то мужья сами начинают предлагать и новое платье, и заботу, и любовь. Просто снижается фокус внимания к определенной проблеме, и случаются какие-то приятные вещи. Женщины же более интуитивны. Но я прекрасно понимаю, что где-то и мне жестко себя надо проявлять. Все-таки бизнес есть бизнес.

    - И бизнес в конечном итоге потребовал твоего возвращения в социум?

    - Это случилось в начале кризиса. Я поняла, что если буду в этот момент вести себя совсем по-женски, то журнал плавно свернет свое существование. Я приступила к оптимизации бизнес-процессов, сократила издержки, сменила команду. В целом, пошла на очередную переориентацию контента. Мы нашли новых авторов – менее светских, более специализированных. Они мастера в своем деле и могут дать практические советы – это сейчас крайне востребовано. Юрист, интернет-эксперт, даже мастер домашних десертов - все полезно и нужно аудитории. Недавно, кстати к нам обратилось отделение Центробанка - они хотят простым человеческим языком писать о финансово-экономической сфере для людей. И нам конечно приятно, что такие солидные учреждения, выходят на нас с такими свежими динамичными идеями.

    - Это, конечно, уже работает бренд. У каждого брэнда есть миссия. Какая миссия «НОМЕРа»?

    - Миссия «НОМЕРа» – показать, что Кострома не лапотная. (Смеется.) Чтобы и костромичи, и туристы знали, что у нас есть много интересных событий, много приятных мест, много достойных людей, которыми можно восхищаться и на которых стоит равняться. Чтобы уже по обложке и верстке журнала, по нашим фотографиям создавалось ощущение, что костромичи пусть и не в авангарде, но точно в тренде. Здорово, когда гости из других городов оставляют восторженные отзывы о нашем издании. Я и сама слежу за прессой других регионов и меня радует, что мы достойно выглядим на этом фоне. И что нам есть, что освещать. В Костроме так много всего происходит и развивается. Из самых последних впечатлений, это арт-площадка «СТАНЦИЯ» и их спектакль The Marusya, номинированный на «Золотую маску» (спектакль получил заслуженную победу, компания «Диалог Данс» получила третью награду в свою коллекцию, прим. редакции). Мне, например, сейчас очень нравится тема с разными «умными викторинами». Это посыл на интеллектуализацию развлечений. Ты не просто приходишь «потусить», а тренируешь смекалку и мозги. Также активно у нас развиваются разные квесты, мастер-классы, курсы по имиджу, телесные практики. Еще одно из моих последних открытий – студенческие мюзиклы. Я даже сначала не поверила, что в нашем КГУ можно посмотреть настолько классные постановки. Но когда я увидела роскошный Notre-Dame de Paris, я была просто поражена. Для Костромы это очень сильно, и я рада, что «НОМЕР» может информационно поддержать это замечательное направление. Радует, что в городе происходят разные знаковые события. Например, одно время на ура проходили благотворительные спектакли с костромскими политиками и бизнесменами. Известная бизнес-леди Айгюль Саидова внедряет крутой формат для развития костромичей - бизнес-форумы. Прижились и бизнес-завтраки. В этой сфере всегда есть потребность в общении, в обмене опытом. Кострома – современная. И мы рады об этом рассказывать.

    - А какие ты видишь перспективы для глянца в Костроме?

    - Для Костромы с ее масштабами вообще складывается оригинальная ситуация с глянцем. Его всегда у нас было много. Даже в соседних, более крупных городах с глянцем все спокойнее. А у нас все помнят, как успешно стартовал «НОМЕР» почти двенадцать лет назад. И многим, конечно, хочется повторить успех. Но мы держим уровень, а рынок диктует свои условия: бизнес-ниша для глянца у нас не очень-то и большая. Пока мы развиваемся, полтора десятка журналов успели закрыться. Их всех и не вспомнишь уже.
    1.jpg

    - В чем секрет успеха «НОМЕРа»?

    - Если честно, в рубрике «Папарацци» (фотоподборка посетителей лучших заведений города, прим. редакции). (Смеется). Все хотят увидеть себя на глянцевых страницах. Это очень тиражируемый инструмент, но почему-то в других журналах он не так прижился. Возможно, мы просто всегда очень тщательно отбираем фотографии, а наши дизайнеры очень много времени тратят на верстку этой рубрики. Ведь глядя на страницу должно присутствовать ощущение, что ты находишься в гуще событий. Плюс у нас есть большое неподкупное и непродажное интервью – «Рейтинг популярности». Мы тут недавно вспоминали, сколько у нас интервью чуть не сорвалось, сколько людей говорили: «Нет, я так не мог сказать, давайте вырежем». Хотя на записи все зафиксировано. И мы, конечно, не желтая пресса, не ставим несогласованные материалы. Мы уважаем наших героев, мы не будем вытаскивать на публику то, что люди сами не хотят рассказывать, хоть и поделились с нами. Но если правок чересчур много, тогда мы можем и просто отказать в публикации.

    - Но бывало, что дело и до скандалов доходило. Все-таки герои – люди известные и очень непростые.

    - Примеров масса. Сейчас уже о них даже можно говорить. Например, однажды мы опубликовали фото с одной вечеринки, где был Богдан Беркович (известный бизнесмен, банкир, прим. редакции). Ему оно не пришлось по душе. Он потом звонил в редакцию, сильно ругался. Пришлось долго объяснять: что мероприятие было публичным, что он видел снимающего фотографа, что в таких случаях нужно сразу предупреждать, чтобы фото не публиковали. Таков закон. Еще была история с Госнаркоконтролем: мы опубликовали фотографию, предоставленную нам партнерами, где был изображен человек в фуражке. А на головном уборе якобы было изображение растения, очень похожее на запрещенное в России.

    - В конце 1990-го было подобное: «Человек, похожий на генпрокурора»…

    - Точно. Растение это никто из сотрудников редакции, в том числе и я, как юрист, у которого был курс судебной медицины, не смогли идентифицировать как вещество, запрещенное к употреблению. Вот тогда мне и пришлось познакомиться на своем опыте с нашей судебной системой и заплатить штраф. Но было забавно, когда спустя пару месяцев эта структура обратилась к нам с просьбой об освещении конкурса о здоровом образе жизни. И мы согласились. Мы же тоже против наркотиков.

    - Сейчас «НОМЕР» осваивает интернет-пространство. Вы наконец-то запустили i-версию журнала.

    - Это конечно нужно было сделать лет десять назад. (Смеется.) Тогда я не чувствовала острой потребности в этом. Мы лишь выкладывали журнал в соцсетях. А полноценный сайт мы запустили несколько месяцев назад. Конечно, созрел серьезный запрос от аудитории. Теперь журнал можно будет читать не только в лучших заведениях Костромы, но и из любой точки планеты. Формат интернет-версии будет несколько шире. Сейчас есть тренд на бэкстейджи, на закулисную жизнь, на изнанку «глянцевого процесса». Будет и больше материалов. Ведь как главред, я иногда сижу и выбираю фото для печати, а у меня глаза разбегаются – кадров достойных много, а количество страниц в журнале ограничено. Интернет помогает решить такие дилеммы. И конечно, хочется, чтобы весь наш архив тоже был размещен в открытом доступе.

    - Мы говорим «Американский Vogue» - подразумеваем Анну Винтур. Мы говорим «Журнал «НОМЕР» - представляем Елену Шишкину. Как себя ощущаешь в качестве главного тренд-сеттера в костромском глянце?

    Я же сразу честно сказала, что всегда была достаточно амбициозная. И сейчас ощущаю определенное наличие власти. Пусть она и четвертая. (Смеется.) Я понимаю, что реализую себя сейчас намного лучше, чем я бы сидела юристом в банке. Я сейчас на своем месте. Мне это нравится.

    - Почему глянец стал делом твоей жизни?

    - Получается, что это все произошло от жизненных целей, которые сформировались у меня еще в школьные годы. Кстати, любила рисовать стенгазеты. (Смеется.) Я всегда хотела сделать наш город лучше, в том числе и благодаря своим усилиям. Я рада, что наш журнал способствует тому, чтобы представлять Кострому в хорошем ракурсе. Мы вне политики, вне каких-то дрязг и склок. Мы для того, чтобы рассказать о том, что в Костроме есть самое лучшее. Мы про успех, про красоту и здоровье. Мы – про людей.



    Борис КОПЕНКИН,
    специально для интернет-портала K1NEWS.RU.

    Фото из  личных архивов Елены Шишкиной
    Контакты
    156000, г. Кострома, ул. Ленина, д. 10, оф. 37 "Г", тел.: (4942) 499-164, email: info@k1news.ru